Недалеко от моего дома есть улица Партизана Германа. Мы так часто буднично относимся к названиям улиц героев Великой Отечественной Войны, что даже не знаем в честь каких подвигов улицы наших городов называют их именами. Каюсь, я тоже до сегодняшнего дня не знал истории Партизана Германа. А меж тем это совершенно фантастическая история, которую поведал (немного утрируя) в "Рассказах от партизанах" в 1947 году даже Зощенко.

Эта тема очень перекликается с украинской темой, потому что показывает нам, КАК МОЖНО ПРОТИВОСТОЯТЬ ВРАГУ даже в условиях глубокого тыла фашистов. Тем более история получилась хоть и трагическая, но всё же смешная и совершенно фантастическая. Нашим камрадам, которые думают воевать с фашизмом на Украине - на заметку!

Данный материал подготовил Дмитрий Черкасов и кажется он будет всем очень интересен.

Перечитывая Зощенко, наткнулся я в малоизвестных ныне "Рассказах о партизанах" на историю про «Неуловимый отряд товарища Германа», который в дремучих псковских лесах был очень силен, и чуть ли не открывал в селах и деревнях напротив немецких комендатур сельсоветы и исполкомы, да так твёрдо отстаивал Советскую власть, что каратели и прочая нечисть предпочитали перемещаться по «своей стороне», не пытаясь переходить дорогу.

Очень смешно.

Все мы знаем Зощенко, как выдающегося мастера гротеска, гиперболы и сарказма. Но вот выдумщиком и фантазёром я его совсем не считаю, тем более, что тема в те годы (а рассказ 1947 года) была более чем серьёзная.
Ни с того, ни с сего решил я предпринять небольшое изыскание. В мемуарах известных деятелей партизанского движения я ничего внятного на сей счёт не обнаружил, что только раззадорило.

И вот что удалось установить.

Заранее предупреждаю, что истории хотя и выглядят совершенно фантастичными, однако всё изложенное базируется на исторических фактах. Убеждать кого-либо и приводить объёмистый список первоисточников я не собираюсь, любой Фома Неверующий легко может предпринять собственное путешествие в историю.

Начнем с того, что никакого таинственного «товарища Германа» не было. А был вполне реальный кадровый офицер, капитан Красной Армии Герман Александр Викторович. Родился в 1915 г. в Ленинграде. Русский. Член КПСС с 1942 г. Перед войной несколько лет жил и учился в Москве. Выпускник Орловского танкового училища, окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. С июля 1941 г.— на Северо-Западном фронте, офицер разведотдела, отвечал за связь и координацию партизанских отрядов. В сентябре 1941 года был направлен в немецкий тыл, основная задача - разведка, уничтожение немцев и диверсии на коммуникациях. Первоначальная численность отряда составляла около 100-150 бойцов.
Отряд не только успешно воевал, но и совершенно нетрадиционно для партизан обустроился - в глубине лесов, вдали от наезженных дорог возникла стационарная база, со временем превратившаяся в настоящий укрепрайон - с капитальными строениями, казармами, кухнями, банями, лазаретом, штабом, складами и т.п.

К лету 1942 года успехи отряда, командирский талант и хозяйственные способности Германа привели к тому, что на его базе была сформирована кадровая партизанская бригада, численность её возросла до 2500 человек, зона боевых действий распространилась на большую часть территории Порховского, Пожеревицкого, Славковичского, Новоржевского, Островского и других районов Псковской области.

Но - остановимся. О деятельности А.В. Германа, о его военных новациях и не-стандартных решениях можно рассказывать сколь угодно долго, приводить сотни примеров, и всё будет мало и не даст полного впечатления об этом талантливом человеке.
А теперь - несколько фактов.

Впервые в партизанской практике Германом рядом с базой был создан стационарный аэродром, прорублена просека в лесу, оборудована полоса и инфраструктура для приема тяжелых транспортных самолетов, выставлены посты оповещения и зенитные расчёты. Проблема снабжения и связи с «большой землей» была решена. Несколько попыток поднять истребительную авиацию на перехват партизанских самолетов закончились атаками (захватить аэродром, конечно, было нереальной задачей) на нефтяную базу в городе Порхов и авиасклады в поселке Пушкинские Горы, в результате были уничтожены все расходные запасы горючего, боеприпасов и прочего. Полк оказался небоеспособным и не смог выполнять боевые задачи на фронте. За партизан могли и поругать, а вот за такие последствия можно реально «загреметь». Командир полка люфтваффе это отчётливо понимал. И самолеты в «лес» летали регулярно.

Впрочем, Герману этого показалось мало. В ходе одной из вылазок была обнаружена проходившая недалеко от базы «торфяная» узкоколейная железная дорога с брошенным на ней впопыхах при отступлении подвижным составом - паровозами, вагонами и платформами. Дорога вела к линии фронта, причём по самым глухим топям и болотам (собственно, там торф и добывается). Была одна незадача - участок узкоколейки проходил по окраине узловой станции Подсевы, служившей перевалочным пунктом немецкой армии и имевшей сильный гарнизон. При необходимости перевозок каждый раз наносились сокрушительные удары по станции и «под шумок» партизанские составы успешно проходили нехорошее место. В конце концов (жить-то хочется) командование гарнизона просто прекратило обращать внимание на снующие туда-сюда через окраину станции маленькие паровозики и вагончики, тем более, что они проблем особых не создавали, вели себя прилично и предпочитали перемещаться по ночам. Всё это время осуществлялись партизанские перевозки с линии фронта (!) в тыл противника (!) по железной дороге (!). Такого никогда не было ни до, ни после.

После плановой замены прежнего состава гарнизона на станцию прибыл новый комендант, из штабных, майор Паульвиц. Несмотря на «тонкие» намеки сменщика, ситуация с постоянно следующими через его станцию составами противника его настолько поразила, что тем же вечером путь был перерезан и очередной транспорт попал в засаду. Наутро станция была стремительным ударом захвачена и удерживалась несколько дней, гарнизон уничтожен, грузы взорваны или взяты трофеями. Попутно были «капитально» взорваны пять мостов, в том числе - стратегический, через реку Кебь. Дорога «встала» ровно на 12 дней. Кто именно застрелил Паульвица точно неизвестно, по крайней мере, в рапортах бригады этот подвиг ни за кем из партизан не значится.
По воспоминаниям железнодорожников колючую проволоку с путей немцы вскоре оттянули ДО узкой колеи и в упор её больше не замечали.

Любителей «бефель унд орднунг» начало беспокоить такое безобразие. Из абвернебенштелле Смоленска прибыла спецгруппа под началом авторитетного специалиста по борьбе с партизанами (имя не сохранилось, да и неважно). На совести этого «умельца» было около десятка уничтоженных партизанских отрядов на Смоленщине. Используя свои агентурные каналы, Герман выявил секрет его успеха: при захвате или уничтожении партизан с них снимали одежду и обувь, давали понюхать обычным полицейским ищейкам - после чего отряд карателей выдвигался по следам точно на партизанскую базу, минуя все топи, засады и мины. Использование известных методов - посыпание следов махоркой, поливание мочой не помогало, потому как сей факт только подтверждал правильность маршрута. Группы стали уходить одной дорогой, а возвращаться - другой. Сразу после прохода «туда» дорожка тщательно минировалась. Как и после прохода «обратно». С самим «умельцем» (после гибели нескольких карательных отрядов он быстро сообразил, в чём дело, и сам не «вёлся» на этот трюк) разобрались ещё более изящно: заминировав на глазах у пленённого «языка» по стандартной схеме «обратную дорожку», дальше повели его по секретной притопленной гати. Точно неизвестно как, но он всё-таки сбежал и вернулся к своим по этой гати. Живой. Значит, гать чистая. Абверовец, довольно потирая руки, затребовал большой отряд, и нагло улыбаясь, повел его в обход мин именно этим путем. Сам не вернулся и две роты СС «демобилизовал». Гать всё-таки взорвалась, без особого шума. С обеих концов одновременно. Стрелять не пришлось, болото справилось стопроцентно. Командование встревожилось - как мог бесследно пропасть ВЕСЬ отряд СС, да ещё без всяких признаков боя? Но больше базу найти не пытались до осени 1943 года.

С местным населением отношения у бригады Германа складывались более чем дружественные. Благодаря действующим на базе аэропорту и ж/д вокзалу(!) было налажено сносное снабжение, так что партизанских продотрядов селяне не видели, да и немцы предпочитали в селах близ отряда по известным причинам харчами не разживаться и население лишний раз своим присутствием не беспокоить.

Постепенно Герман начал менять тактику на подконтрольной территории - от чисто военной к военно-политической. Был организован военный трибунал, который проводил открытые выездные заседания в селах и деревнях (институт полицаев и прочих старост и пособников мгновенно исчез как биологический вид, а попавшиеся немцы переводились в статус военнопленных, и по железной дороге отправлялись в лагеря на Большую Землю... да-да... мимо той самой станции Подсевы).

Открыт лазарет, в который могли обратиться окрестные жители и получить посильную медицинскую помощь. В тяжелых случаях врачи выезжали на дом (!). Советская «скорая помощь» в немецком тылу. Да-а..
С целью решения текущих вопросов сформированы временные сельсоветы и исполкомы, которые выезжали на места, занимались пропагандистской работой и вели прием населения. Конечно, здания напротив немецких комендатур они не занимали, как иронизирует Зощенко, приезжали ненадолго и в заранее подобранное место, но, тем не менее...
Тут и случилось непоправимое. Нет-нет, никакой исполком захвачен не был, и среди больных немецких лазутчиков не случилось.

На очередной прием подпольного исполкома заявилась депутация станционного гарнизона, этаких поумневших наследников Паульвица, с нижайшей просьбой - их должны заменить, очень хочется обратно, в Фатерлянд, к семьям. А поскольку пути и мосты в округе все взорваны, а дороги заминированы и вообще - по ним всё равно не проехать, то... нельзя ли им получить пропуск? Или по партизанской железке выбраться (одна ведь только и исправна), но в обратном направлении. А они, вообще, ничего. Со всем пониманием. Составы исправно пропускают и даже за путями следят, чтоб не повредил кто.

Через несколько дней и вовсе заявился офицер из местной фельдкомендатуры с жалобой на отряд фуражиров из какой-то соседней части, которые рыскают по деревням и заготавливают для себя продовольствие и овес, чему селяне совсем не рады. А поскольку он лично и его воины своей шкурой за это бесчинство отвечать не собираются, то, нельзя ли... этот отряд... ну... в общем, выгнать восвояси?
Неизвестно, чем для просителей закончились эти ирреальные иски (о последствиях в первоисточниках не сказано, хотя сами эти факты отмечены), но каким-то образом они стали известны высокому командованию, в том числе и в Берлине.

Сказать, что командование было взбешено - это ничего не сказать. Целый ворох местных начальников и офицеров был арестован, осужден, разжалован или отправлен на фронт. Невзирая на напряженную обстановку, с фронта была ЦЕЛИКОМ снята боеспособная дивизия вместе с танками, артиллерией и авиацией и две части СС общей численностью около 4500 человек.
Бригада была окружена, завязались упорные бои, выводом командовал лично Герман спланировал очередную блестящую комбинацию, и, хотя и с потерями, бригада успешно прорвалась к регулярным войскам, уничтожив более половины атакующих войск. В ходе боя командир 3 партизанской бригады полковник Александр Викторович Герман был трижды ранен, последнее ранение в голову оказалось смертельным. Он погиб 6 сентября 1943 года близ деревни Житницы. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Читая сухую официальную сводку (...бригадой под командованием Германа с июня 1942 года по сентябрь 1943 года уничтожено 9652 гитлеровца, совершено 44 крушения железнодорожных эшелонов с живой силой и техникой врага, взорван 31 железнодорожный мост, разгромлено 17 гарнизонов противника, до 70 волостных управлений etc...), я не понимаю, почему мы почти ничего не знаем об этом человеке, как могло имя одного из самых талантливых и успешных военачальников, обладавшего нетривиальным стратегическим мышлением, растаять в тумане седой старины?
Детальное описание боевых действий бригады Александра Германа и вовсе ставит в тупик - мог ли человек т а к действовать, добиваться т а к и х поразительных результатов в разгроме противника в тяжелейших условиях, действуя в тылу противника, когда регулярная армия стремительно отступала, когда исход войны ещё был совершенно неизвестен...

Прочитайте этот документ, отдайте должное.

Герман Александр Викторович. Родился в 1915 г. в Ленинграде. Русский. Член КПСС с 1942 г. Перед войной несколько лет жил и учился в Москве. В столице окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. С июля 1941 г.- на Северо-Западном фронте. С августа 1941 г.- в партизанских отрядах Ленинградской области. С июня 1942 г.- командир 3-й партизанской бригады. 6 сентября 1943 г. погиб в бою. Звание Героя Советского Союза ему присвоено посмертно 2 апреля 1944 г.

Старший лейтенант Александр Викторович Герман с женой и сыном до войны несколько лет жили в Москве на Большой Дорогомиловской улице в коммунальной квартире. Учился в Военной академии имени М. В. Фрунзе. В свободное время любил бродить по московским улицам, ходить в музеи. В такие часы он как бы соприкасался с историей столицы, ощущал ее дыхание.

Александр Герман получил хорошую подготовку для работы в армии. Это был тот случай, когда желание обучающегося совпадало с планами начальства. На второй месяц Великой Отечественной войны уехал из Москвы в войска Северо-Западного фронта. Вскоре отличился. Был награжден орденом Красного Знамени, который вручил ему командующий.

На фронте шли ожесточенные бои. Разгоралось и ширилось партизанское движение на территории, оккупированной врагом. Удары партизан были бы еще ощутимее, если бы в то время их отряды в достатке имели подготовленные военные кадры. Герман вполне подходил для этой работы. Он поддерживал связь с партизанами, получал через них разведданные для штаба фронта, находился в курсе многих их операций.

Как-то раз начальник отдела пожилой полковник вызвал Германа к себе и объявил:

Есть мнение послать вас, майор, для работы в партизанских отрядах Ленинградской области. Об этом нас просит штаб партизанского движения. Как сами относитесь к такому предложению?

Возражений не имею, товарищ полковник. Я давно мечтаю о такой работе,- ответил Герман.

Так началась для Германа новая, сложная, полная опасностей жизнь в глубоком тылу врага. Военный талант молодого командира особенно ярко раскрылся, когда в июне 1942 года его назначили командиром 3-й партизанской бригады. Собственно, бригаду еще предстояло создать, а пока был отряд в 150 человек. Он-то и послужит ядром для формирования соединения.

Начальником штаба назначили Ивана Васильевича Крылова, который стал товарищем и ближайшим помощником комбрига в разработке оперативно-диверсионных мероприятий. Герман и Крылов быстро сработались, и это во многом способствовало успешным действиям партизан.

3-я партизанская бригада действовала во многих оккупированных районах Ленинградской, Калининской и Псковской областей. До прихода партизан здесь было полное засилие фашистов. Чувствуя свою безнаказанность, оккупанты глумились над советскими людьми, отбирали у местных жителей скот, птицу, угоняли людей в рабство. А тех, кто не подчинялся новому порядку, уничтожали.

Василий Иванович, пора ударить по фашистам, показать трудовым крестьянам, кто здесь настоящий хозяин, что Советская власть помнит о них. Твои соображения? - настаивал Герман.

Предлагаю на первых порах воспользоваться беспечностью гитлеровцев и, пока они нас не ожидают, напасть на гарнизон в селе.

Операция прошла успешно. Победа окрылила партизан, прибавила моральные силы местным жителям. За короткое время партизаны бригады разгромили девять гитлеровских гарнизонов и 50 волостных управлений, пустили под откос несколько вражеских эшелонов.

Большие лесные массивы, пересеченная местность со множеством озер и болот позволяли партизанам наносить внезапные удары по фашистам, надежно укрывали от карателей, которые не могли применить против партизан тяжелую технику - танки, артиллерию. Как Герман и предполагал, активные боевые действия бригады подняли трудящихся ряда районов Ленинградской, Калининской и Псковской областей на вооруженную борьбу с захватчиками и их приспешниками. Многие из тех, кого партизаны спасли от угона в Германию, вступили в бригаду. Накапливался боевой опыт у партизан, росла численность бригады. За первые три месяца количество в ней бойцов утроилось. А к осени 1943 года за счет приема в бригаду местных жителей она уже насчитывала 2500 человек и превратилась в грозную силу.

Живой и общительный, твердый, когда речь заходила о выполнении приказов и о дисциплине, тактически грамотный комбриг стал любимцем бойцов. И у местного населения его авторитет был высок. «С нашим комбригом - не пропадем! За ним пойдем в огонь и в воду!» - говорили партизаны о Германе. И на это у них было основание. Каратели много раз пытались уничтожить бригаду, но Герман вовремя разгадывал их замыслы, уводил партизан из-под удара.

Боевая слава комбрига летела впереди партизанского соединения. Его имя наводило страх на захватчиков. И тому были веские причины. В феврале 1943 года партизаны, руководимые Германом, захватили железнодорожную станцию Подсевы и несколько суток удерживали ее. В то же время подрывники взорвали мост через реку Уза. На этом участке дороги девять суток не ходили вражеские воинские поезда.

Выполняя приказ Ленинградского штаба партизанского движения, 3-я бригада нанесла несколько ударов по важнейшей для гитлеровцев железной дороге Старая Русса - Псков, вывела ее на длительное время из строя. Тщательно разработав операцию, Герман повел бригаду рейдом по тылам врага. Местные жители хорошо помнят, как в августе 1943 года партизаны нанесли сильнейший удар по линии Псков - Порхов. В одну ночь они взорвали пять железнодорожных мостов. Из них один через реку Кебь около Пскова. После этого железная дорога не работала двенадцать суток. Народные мстители сожгли немецкие склады горючего в Порхове, Пушкинских Горах, взорвали порховскую немецкую комендатуру.

Как доносилось в штаб партизанского движения, каждый месяц подрывники 3-й бригады пускали под откос 10-12 вражеских эшелонов с живой силой и военной техникой.

В одном из документов тех лет говорится: «Бригадой под командованием Германа с июня 1942 года по сентябрь 1943 года уничтожено 9652 гитлеровца, совершено 44 крушения железнодорожных эшелонов с живой силой и техникой врага, взорван 31 железнодорожный мост, разгромлено 17 гарнизонов противника, до 70 волостных управлений».

За каждой из приведенных цифр - бесстрашие партизан, мужество и опыт их командира. За умелое руководство боевыми операциями, самоотверженную работу по росту партизанских отрядов, личное мужество Александр Герман был награжден орденом Отечественной войны I степени.

В первых числах сентября, подготовив специальный аэродром, партизаны начали принимать с Большой земли транспорты с боеприпасами, оружием, медикаментами. А из тыловых районов отправляли раненых и больных.

Как-то раз неотложные дела задержали бригаду на; одном месте на несколько суток. Гитлеровцы воспользовались этим. Стянув части СС, они окружили бригаду, после чего с самолета сбросили листовки, обещая партизанам сохранить жизнь, если они сложат оружие. Листовки адресовались непосредственно бойцам 3-й бригады. Видимо, фашисты давно выслеживали соединение.

Сообщили о листовках комбригу. Однако Герман не увидел повода для поспешных действий. Он трезво рассудил: у партизан имелось достаточно боеприпасов и сил, чтобы прорваться из окружения.

На окраине деревни, в пустом сарае, 5 сентября Герман собрал военный совет. Кроме начальника штаба Крылова и начальника разведки Панчежного прибыли командиры полков и отдельных подразделений. Герман завел порядок: перед принятием решения советоваться с командирами. Так было и на этот раз. Посасывая погасшую трубку, была такая привычка у комбрига, Герман не спеша подошел к начальнику штаба, перед которым лежала развернутая карта. Обращаясь к начальнику разведки, попросил:

Товарищ Панчежный, доложите данные о противнике.

Панчежный сообщил:

Обстановка, товарищи командиры, прямо скажем, неважная. Все населенные пункты севернее нас заняты карателями. Западное и восточное направления тоже перекрыты противником. Обложили нас, как медведя в берлоге. Остается южная сторона. Здесь разведчики пока противника не обнаружили. Нет его и в ругодевских лесах. Такова обстановка на данный момент.

У бригады один путь - на юг! - рассматривая карту, подвел итог Герман. У него уже созрело решение.- Будем пробиваться в ругодевские леса через деревню Житницу. Ваше мнение, товарищи командиры?

Все согласились с комбригом.

Партизаны, вернувшиеся только что из разведки, сообщили Герману, что гитлеровцев в Житнице нет... Воспользоваться этим было весьма соблазнительно: вырваться из вражеского кольца без боя. Однако комбриг сразу же отогнал эту слабую надежду: пока разведчики добирались до штаба, прошло не менее трех часов. Этого вполне было достаточно для того, чтобы враг обнаружил свободный участок в своих боевых порядках и поспешил занять Житницу.

Будем пробиваться! - повторил Герман.

Чтобы дать командирам время для организации боя и взаимодействия, он назначил сбор бригады у деревни Занеги ровно в полночь.

Первым удар наносит третий полк Худякова! - отдал приказ Герман.- За ним, развивая успех, атакует четвертый полк Ефимова. Далее следует штаб бригады, второй полк Ярославцева. Штабной отряд в моем резерве.

Получив боевые задачи, командиры разошлись.

Комбриг наблюдал, как партизаны по-хозяйски укладывали вещи, вьючили лошадей, готовили к бою оружие, и ни у кого не было и тени; тревоги. Делали все спокойно, привычно. Судя по их лицам, у них не было сомнений в правильности решения, принятого командиром.

В назначенное время в сумерках партизанские полки тихо спустились из леса в низину, идущую к Житнице. Выслали разведку. Как и предполагал Герман, в деревне уже разместился батальон войск СС.

Комбриг поблагодарил разведчиков и вызвал в штаб Худякова:

Подойди как можно ближе к Житнице, разворачивай полк и с ходу атакуй гитлеровцев,- приказал он.

Тихо шли партизаны, не гремели котелками, оружием. Тишина - их помощник. И вдруг ожило поле: партизаны были обнаружены. Разгорелся ночной бой. Трещали автоматные и пулеметные очереди. Над деревней то и дело взлетали ракеты, мерцающим светом озаряя поле, и огороды. Вражеская сторона ощетинилась ураганным огнем. Однако и после этого третий полк продолжал уверенно сближаться с противником.

От зажигательных пуль в Житнице загорелись деревянные строения. В тревожном свете пожара мелькали фигурки фашистов. Они пытались остановить атакующих. Однако полк усилил натиск, уничтожая врага, прорвал оборону. Казалось, самое трудное осталось позади - путь открыт. Но наступавший за худяковцами четвертый полк, состоявший в основном из молодых бойцов, замедлил темп продвижения, а затем остановился. И этого карателям было достаточно, чтобы ликвидировать брешь, пробитую полком Худякова.

Герман, молниеносно оценив обстановку, приказал второму полку нанести отвлекающий удар правее Житницы.

Позже комиссар бригады М. Воскресенский так напишет об этом: «Герман в развевающемся плаще, с высоко поднятым маузером шел в самой гуще атакующих. Все бежали, а он шел твердо и, казалось, спокойно, точно шел не навстречу густому потоку пуль, а навстречу ветру. Я находился рядом с Германом, оглядывался на него и восхищался им».

Ухоженный памятник, фото, тексты... например прекрасный материал: http://blokada.otrok.ru/biogr.php?l=4&n=1eav&t=2 со ссылкой на два книжных издания:

Вероятно есть и потомки героя... Ничего мы не забыли.Но автор публикации считает, что это не так.

Герман - забытый Партизан с большой буквы.

Многие петербуржцы знают улицу "Партизана Германа", но немногие знают в честь какого выдающегося человека эта улица названа.


В рассказах Зощенко содержится информация о неком "отряде товарища Германа", который в дремучих лесах Ленинградской, Калининской и Псковской областей был очень силен, и чуть ли не открывал в селах и деревнях напротив немецких комендатур сельсоветы и исполкомы, да так твёрдо отстаивал Советскую власть, что фашисты и прочая нечисть предпочитали держаться подальше, не пытаясь переходить дорогу, а если переходили дорогу, то получали очень больно.
Очень смешно.
Все мы знаем Зощенко, как выдающегося мастера гротеска, гиперболы и сарказма. Но вот выдумщиком и фантазёром я его совсем не считал и не считаю, тем более, что тема в те годы (а рассказ 1947 года) была более чем серьёзная.

Предприняв "путешествие в прошлое", по мемуарам лидеров партизанских движений и ничего не найдя, я уже думал, что это плод фантазии, однако кое-какие подсказки я нашел и вышел на Германа Александра Викторовича, а дальше уже было гораздо проще.



Предупреждаю заранее, что истории хотя и выглядят совершенно нереальными и придуманными, однако всё изложенное базируется на исторических фактах. Убеждать кого-либо я не собираюсь, любой Фома Неверующий легко может предпринять собственное путешествие в историю.

Начнем с того что капитан Красной Армии Герман Александр Викторович. Родился в 1915 г. в Ленинграде. Русский. Член КПСС с 1942 г. Перед войной несколько лет жил и учился в Москве. Выпускник Орловского танкового училища, окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. С июля 1941 г.— на Северо-Западном фронте, офицер разведотдела, отвечал за связь и координацию партизанских отрядов. В сентябре 1941 года был направлен в немецкий тыл, основная задача - разведка, уничтожение немцев и диверсии на коммуникациях. Первоначальная численность отряда составляла около 100-150 бойцов.

А.В. Герман, по свидетельству товарищей по оружию, сочетал в себе многие качества советского командира: мужество, отвагу, высокое воинское мастерство, оптимизм и неутомимую деятельность. Он одним из первых применил рейдирующую тактику партизанских сил, смелый и искусный маневр в боевых действиях. Горячо любили Германа партизаны за личную отвагу, умение командовать, принципиальность, близость к людям, душевность. Было ему 28 лет.


Отряд не только успешно воевал, но и совершенно нетрадиционно для партизан обустроился - в глубине лесов, вдали от наезженных дорог возникла стационарная база, со временем превратившаяся в настоящий укрепрайон - с капитальными строениями, казармами, кухнями, банями, лазаретом, штабом, складами и т.п.

К лету 1942 года успехи отряда, командирский талант и хозяйственные способности Германа привели к тому, что на его базе была сформирована кадровая партизанская бригада, численность её возросла до 2500 человек, зона боевых действий распространилась на большую часть территории Порховского, Пожеревицкого, Славковичского, Новоржевского, Островского и других районов Псковской области.

А теперь невероятные факты:

Впервые в партизанской практике Германом рядом с базой был создан стационарный аэродром, прорублена просека в лесу, оборудована полоса и инфраструктура для приема тяжелых транспортных самолетов, выставлены посты оповещения и зенитные расчёты. Проблема снабжения и связи с «большой землей» была решена. Несколько попыток поднять истребительную авиацию на перехват партизанских самолетов закончились атаками на нефтяную базу в городе Порхов и авиационные склады в поселке Пушкинские Горы, в результате были уничтожены все расходные запасы горючего, боеприпасов и прочего. Полк оказался небоеспособным и не смог выполнять боевые задачи на фронте. За партизан могли и поругать, а вот за такие последствия можно реально «загреметь». Командир полка люфтваффе это отчётливо понимал. И самолеты в «лес» летали регулярно.

Впрочем, Герману этого показалось мало. В ходе одной из вылазок была обнаружена проходившая недалеко от базы «торфяная» узкоколейная железная дорога с брошенным на ней впопыхах при отступлении подвижным составом - паровозами, вагонами и платформами. Дорога вела к линии фронта, причём по самым глухим топям и болотам (собственно, там торф и добывается). Была одна незадача - участок узкоколейки проходил по окраине узловой станции Подсевы, служившей перевалочным пунктом немецкой армии и имевшей сильный гарнизон. При необходимости перевозок каждый раз наносились сокрушительные удары по станции и «под шумок» партизанские составы успешно проходили нехорошее место. В конце концов (жить-то хочется) командование гарнизона просто прекратило обращать внимание на снующие туда-сюда через окраину станции маленькие паровозики и вагончики, тем более, что они проблем особых не создавали, вели себя прилично и предпочитали перемещаться по ночам. Всё это время осуществлялись партизанские перевозки с линии фронта в тыл противника по железной дороге . Такого никогда не было ни до, ни после.

После плановой замены прежнего состава гарнизона на станцию прибыл новый комендант, из штабных, майор Паульвиц. Несмотря на «тонкие» намеки сменщика, ситуация с постоянно следующими через его станцию составами противника его настолько поразила, что тем же вечером путь был перерезан и очередной транспорт попал в засаду. Наутро станция была стремительным ударом захвачена и удерживалась несколько дней, гарнизон уничтожен, грузы взорваны или взяты трофеями. Попутно были «капитально» взорваны пять мостов, в том числе - стратегический, через реку Кебь. Дорога «встала» ровно на 12 дней. Кто именно застрелил Паульвица точно неизвестно, по крайней мере, в рапортах бригады этот подвиг ни за кем из партизан не значится.
По воспоминаниям железнодорожников колючую проволоку с путей немцы вскоре оттянули ДО узкой колеи и в упор её больше не замечали.

Из Смоленска прибыла спецгруппа под началом авторитетного специалиста по борьбе с партизанами (имя не сохранилось, да и неважно). На совести этого "специалиста" было около десятка уничтоженных партизанских отрядов на Смоленщине. Используя свои агентурные каналы, Герман выявил секрет его успеха: при захвате или уничтожении партизан с них снимали одежду и обувь, давали понюхать обычным полицейским ищейкам - после чего отряд карателей выдвигался по следам точно на партизанскую базу, минуя все топи, засады и мины. Использование известных методов - посыпание следов махоркой, поливание мочой не помогало, потому как сей факт только подтверждал правильность маршрута. Группы стали уходить одной дорогой, а возвращаться - другой. Сразу после прохода «туда» дорожка тщательно минировалась. Как и после прохода «обратно». С самим «умельцем» (после гибели нескольких карательных отрядов он быстро сообразил, в чём дело, и сам не «вёлся» на этот трюк) разобрались ещё более изящно: заминировав на глазах у пленённого «языка» по стандартной схеме "обратную дорожку", дальше повели его по секретной притопленной гати. Точно неизвестно как, но он всё-таки сбежал и вернулся к своим по этой гати. Живой. Значит, гать чистая. Абверовец, довольно потирая руки, затребовал большой отряд, и нагло улыбаясь, повел его в обход мин именно этим путем. Сам не вернулся и две роты СС «демобилизовал». Гать всё-таки взорвалась, без особого шума. С обеих концов одновременно. Стрелять не пришлось, болото справилось стопроцентно. Командование встревожилось - как мог бесследно пропасть ВЕСЬ отряд СС, да ещё без всяких признаков боя? Но больше базу найти не пытались до осени 1943 года.

С местным населением отношения у бригады Германа складывались более чем дружественные. Благодаря действующим на базе аэропорту и ж/д вокзалу было налажено сносное снабжение, так что партизанских продотрядов селяне не видели, да и немцы предпочитали в селах близ отряда по известным причинам харчами не разживаться и население лишний раз своим присутствием не беспокоить.

Постепенно Герман начал менять тактику на подконтрольной территории - от чисто военной к военно-политической. Был организован военный трибунал, который проводил открытые выездные заседания в селах и деревнях (институт полицаев и прочих старост и пособников мгновенно исчез как биологический вид, а попавшиеся немцы переводились в статус военнопленных, и по железной дороге отправлялись в лагеря на Большую Землю... да-да... мимо той самой станции Подсевы).

Открыт лазарет, в который могли обратиться окрестные жители и получить посильную медицинскую помощь. В тяжелых случаях врачи выезжали НА ДОМ . Советская "скорая помощь" в немецком тылу. Мда-а...
С целью решения текущих вопросов сформированы временные сельсоветы и исполкомы, которые выезжали на места, занимались пропагандистской работой и вели прием населения. Конечно, здания напротив немецких комендатур они не занимали, как иронизирует Зощенко, приезжали ненадолго и в заранее подобранное место, но, тем не менее...
Тут и случилось непоправимое. Нет-нет, никакой исполком захвачен не был, и среди больных немецких лазутчиков не случилось.

На очередной прием подпольного исполкома заявилась депутация станционного гарнизона, этаких поумневших наследников Паульвица, с нижайшей просьбой - их должны заменить, очень хочется обратно, в Фатерлянд, к семьям. А поскольку пути и мосты в округе все взорваны, а дороги заминированы и вообще - по ним всё равно не проехать, то... нельзя ли им получить пропуск? Или по партизанской железке выбраться (одна ведь только и исправна), но в обратном направлении. А они, вообще, ничего. Со всем пониманием. Составы исправно пропускают и даже за путями следят, чтоб не повредил кто.

Через несколько дней и вовсе заявился офицер из местной фельдкомендатуры с жалобой на отряд фуражиров из какой-то соседней части, которые рыскают по деревням и заготавливают для себя продовольствие и овес, чему селяне совсем не рады. А поскольку он лично и его воины своей шкурой за это бесчинство отвечать не собираются, то, нельзя ли... этот отряд... ну... в общем, выгнать восвояси?
Неизвестно, чем для просителей закончились эти ирреальные иски (о последствиях в первоисточниках не сказано, хотя сами эти факты отмечены), но каким-то образом они стали известны высокому командованию, в том числе и в Берлине.

Сказать, что командование было взбешено - это ничего не сказать. Целый ворох местных начальников и офицеров был арестован, осужден, разжалован или отправлен на фронт. Невзирая на напряженную обстановку, с фронта была ЦЕЛИКОМ снята боеспособная дивизия вместе с танками, артиллерией и авиацией и две части СС общей численностью около 4500 человек.

Бригада была окружена, завязались упорные бои, выводом командовал лично Герман спланировал очередную блестящую комбинацию, и, хотя и с потерями, бригада успешно прорвалась к регулярным войскам, уничтожив более половины атакующих войск.

В д.Житница передовой отряд наткнулся на гарнизон карателей, разгромил его. Бригада вырвалась из окружения в район Ругодевских лесов, в ходе боя командир 3 партизанской бригады полковник Александр Викторович Герман был трижды ранен, последнее ранение в голову оказалось смертельным. Он погиб 6 сентября 1943 года близ деревни Житницы. Вскоре был получен приказ Ленинградского штаба партизанского движения о присвоении бригаде имени Германа и впредь именовать её: 3-я партизанская бригада имени Германа Ленинградского штаба партизанского движения. В апреле 1943 года Александру Викторовичу Герману было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

После этого бригада продолжила успешные действия в тылу врага, о них вы можете Читая официальную сводку (бригадой под командованием Германа с июня 1942 года по сентябрь 1943 года уничтожено 9652 гитлеровца, совершено 44 крушения железнодорожных эшелонов с живой силой и техникой врага, взорван 31 железнодорожный мост, разгромлено 17 гарнизонов противника, до 70 волостных управлений и так далее...), я не понимаю, почему мы почти ничего не знаем об этом человеке, как могло имя одного из самых талантливых и успешных военачальников, обладавшего нетривиальным стратегическим мышлением, растаять в тумане седой старины?
Детальное описание боевых действий бригады Александра Германа и вовсе ставит в тупик - мог ли человек так действовать, добиваться таких поразительных результатов в разгроме противника в тяжелейших условиях, действуя в тылу противника, когда регулярная армия стремительно отступала, когда исход войны ещё был совершенно неизвестен...

Что мы знаем о последних героях Брестской крепости, которым гитлеровцы отдавали честь? Что мы знаем о боях в тылу врага? Что мы вообще знаем о Великой Отечественной войне если мы занимаемся развенчанием существующих подвигов, но совершенно не хотим вспоминать другие подвиги? Ведь вся Победа в Великой Войне по праву должна считаться народной! Ведь сколько было "Матросовых", "Гастелло" просто имена закрепились за ними, а таких людей были если не тысячи, то десятки. И надо фильмы снимать про таких Людей , а не про "добрых немцев" бросающих шоколадки.

Спасибо за внимание, изучайте историю!

http://lirik-kirill.livejournal.com/2958.html

Биография Александра Викторовича Германа

А.В.Герман родился 24 мая 1915 года в городе Петрограде, нынешнем Санкт-Петербурге в семье рабочего. У него была большая семья: мама Александра Александровна Герман - немка Поволжья, отец Виктор Георгиевич Герман, сёстры Анастасия и Нина. Проживала семья в Свечном переулке. Александр закончил 7 классов 3-ей трудовой школы, которая находилась на Лиговском проспекте, 87. Учился он хорошо, по всем предметам имел отличные или хорошие оценки. В нашем школьном музее среди экспонатов представлено свидетельство об окончании А.В.Германом 3-ей трудовой средней школы города Ленинграда за № 961994 от 20 июня 1930 года . В данном свидетельстве нет ни одной посредственной оценки, а такие предметы как арифметика, алгебра, геометрия, география, физика, химия, немецкий язык имели оценку «в высшей степени удовлетворительно», что соответствует нынешним оценкам «5». Саша Герман пел в школьном хоре, любил рисовать (в нашем школьном музее хранятся его детские рисунки). На рисунках изображена комната, в которой он жил, и голова лошади. По воспоминаниям одноклассников Александр любил возиться с маленькими и всегда заступался за них.

В музее хранится также экспонат - письмо с воспоминаниями Сашиной сестры Нины. Вот отрывок из этого письма: «Я и мой брат Саша пели в одном хоре, хотя и учились в разных классах. Он был старше меня, учитель пения Тувим Маркович Берсон и до сих пор памятен мне: он научил Александра Викторовича и меня понимать музыку и все, что связано с ней. Брат мой имел хороший голос и был солистом хора. Помню, он пел песню «Ой ты, Неман, река» .

На фотографии выпускного класса А.В.Герман выглядит взрослее всех его одноклассников. Хотя ему всего 15 лет.

После окончания школы в 1931 году А.В.Герман поступил помощником слесаря в автомастерскую Смольнинского района города Ленинграда. В 1932 году А.В.Герман без отрыва от производства учится в Ленинградском Автостроительном техникуме имени Ленсовета.

В 1933 году по комсомольской путёвке А.В.Герман уходит в ряды Красной Армии. Прямо из рядов Красной Армии он поступает в Орловское бронетанковое училище. Мне удалось связаться с представителем школьного музея Орловского бронетанкового училища в городе Орле Самариной Мариной Ивановной, и узнать историю училища.

Вот некоторые факты из истории Орловского бронетанкового училища . Славный путь Орловского бронетанкового училища начался в Иваново-Вознесенске. В самом начале Гражданской войны, в мае 1918 года, по инициативе Михаила Фрунзе там были открыты трехмесячные инструкторские пехотные курсы, на которых учились будущие взводные командиры. Первый выпуск состоялся в сентябре 1918 года. 1 мая 1921 года состоялся уже девятый выпуск краскомов. А через два месяца 14-е Иваново-Вознесенские курсы командного состава РККА были переименованы в 27-ю Иваново-Вознесенскую пехотную школу. Срок обучения в ней составлял уже не три месяца, а три года. Летом 1925 года М.В.Фрунзе во время посещения школы обратил внимание на то, что курсанты нуждаются в более просторном помещении. В сентябре того же года школа была переведена в Орел, где разместилась в здании бывшего Бахтина кадетского корпуса. Через пять лет профиль учебного заведения резко поменялся. Модернизированной армии нужны были командиры-танкисты. Поэтому в июле 1930 года пехотная школа была переименована в Орловскую бронетанковую школу имени М.В.Фрунзе. В 1937 году приказом наркома обороны школа была переименована в Орловское бронетанковое училище. За годы своего существования училище подготовило более десяти тысяч офицеров-танкистов. 115 из них стали Героями Советского Союза, среди них есть имя А.В. Германа.

Можем с уверенностью утверждать, что увлечение А.В.Германа художественной самодеятельностью не прошло. Об этом говорит фотография 1934 года, где он сфотографирован с группой курсантов - победителей конкурса художественной самодеятельности. С 1940 года А.В.Герман становится слушателем спецкурса Академии генерального штаба имени М.В.Фрунзе, так как окончил училище с красным дипломом.

В книге И.Г.Семенкова «Пути-дороги, бои-походы» приведены отрывки из радиорассказа корреспондента Т.Пчелкиной «Наш Герман»: «Никого из его товарищей по школе я так и не нашла, по техникуму - тоже…

И как же обрадовалась, когда узнала, что живет в нашем городе товарищ Германа по танковому училищу!

И вот я в квартире Носковых… Каким был тогда Александр Герман, чем жил, о чем мечтал?

Носков: Сашу помню даже не курсантом, а кандидатом в курсанты. Призывали нас в 33-м году, большую группу комсомольцев - сорок два человека - призвали по мобилизации в танковое училище… Через год мы его окончили, в октябре месяце дали нам звание командиров танков. И приехал за нами представитель из Орла и забрали нас в Орловское бронетанковое училище имени Фрунзе, и там мы учились с ним в одном взводе все три года…

Учился Саша на «хорошо» и «отлично», других отметок у него никогда не было. На уроках он всегда был собранный. Он всегда очень серьезно относился ко всему, с большой ответственностью. В нем уже в то время - я это чувствовал - закладывались черты героя.

Корр: А вот талант военный, то, что потом так ярко проявилось в нем? Ну, наверное, это и есть четверки и пятерки, хорошая учеба в училище?

Носков: Видите ли, в курсанте трудно определить будущего маршала. Если бы Саша был жив, я думаю, он тоже был бы генералом… Воля, упорство, обязательность - это и есть черты будущего героя. Уже в те времена у него были черты разведчика. Он готовил себя и, видимо, к большой роли готовил. Об этом он никому вслух не говорил, но, видимо, в душе он носил маршальский жезл, потому что он очень целеустремленный был, хотел стать хорошим офицером…»

С первых дней войны А.В.Герман назначается офицером особых поручений разведотдела штаба Северо-западного фронта. В августе 1941 года, когда в Ленинградской области начало разворачиваться партизанское движение, он был назначен заместителем командира разведки 2-й Особой партизанской бригады. А.В.Герман был в звании старшего лейтенанта. Именно во 2-ой Особой партизанской бригаде А.В.Герман получил опыт разведывательной деятельности. Комбриг 2ОПБ майор А.М. Литвиненко стал для него образцом для подражания. А.В.Герман установил связь с местным подпольным и местными партизанскими отрядами (Пеновский, Сержинский и Андреапольский).

22 ноября 1941 года гитлеровцы схватили и казнили секретаря Пеновского райкома ВЛКСМ Елизавету Чайкину. Благодаря разведке, руководимой А.В.Германом, через несколько дней предатели, выдавшие в руки врага отважную партизанку Е.И.Чайкину, были пойманы. Полевой суд 2ОПБ приговорил предателей к высшей мере наказания. Они были расстреляны . А.В.Герман сумел наладить и сеть агентурной разведки. Местные жители отправляли А.В.Герману сведения о сосредоточении фашистских гарнизонов в районе ж/д станций, о прохождении вражеских эшелонов в направлении города Ленинграда.

Весной 1942 года 2-я Особая бригада по приказу штаба Северо-западного фронта вышла в советский тыл на переформирование в район города Осташков. Здесь она была преобразована в 3 ЛПБ, пополнена людьми, вооружением и боеприпасами. Командиром 3 ЛПБ был назначен А.В.Герман. Приказом Ленинградского штаба партизанского движения (ЛШПД) 3 ЛПБ был определен район действий под городом Порхов. В августе 1942 года бригада с боем перешла линию фронта севернее города Холм и вышла на территорию партизанского края, где вела ожесточенные бои с карателями 2-я ЛПБ. 16 августа 1942 года ЛШПД постановил:

«3-й партизанской бригаде в составе 520 бойцов и командиров под командованием тов. Германа и комиссара тов. Исаева прибыть с территории партизанского края и открыть боевые действия к 25.08.42 г. в районе: Порхов - Дубровка - Псков - Остров - Сошихино - Порхов. Основные удары противнику наносить на железнодорожных и шоссейных дорогах:

а) Порхов - Карамышево - Псков;

б) Псков - Остров;

в) Псков - Сошихино;

г) Остров - Порхов.

Для диверсий на железных и шоссейных дорогах выделить из состава бригады не менее 40 диверсионных групп, закрепить за ними участки дорог и 30 групп для диверсий по уничтожению складов, мостов и связи» .

А.В.Герман получил задание организовать партизанскую базу в районе острова Полховец, расположенного среди труднопроходимых болот западнее курорта Хилово .

Из выписки из приказа № 73 ЛШПД от 31 октября 1942 года: «Третьей партизанской бригаде т. Германа общей численностью 246 человек дислоцироваться в Порховском районе. Диверсионную работу проводить в Дновском, Порховском, Славковском районах»

Для формирования базового лагеря место на острове было не самым лучшим. Для переправы использовалась единственная гать, которую еще в XIX веке построили монахи, жившие на этом острове. По этой тропке партизаны ходили на задания и в соседние деревни за провиантом. Боеприпасы и медикаменты им должны были сбрасывать с самолетов с Большой земли.

Но кто-то рассказал фашистам про партизанский лагерь. Тогда немцы поставили возле гати часовых, которые должны были воспрепятствовать выходу партизан с острова. Вскоре выяснилось, что над островом проходит воздушная трасса немецких самолетов. Таким образом, партизаны лишились возможности разводить костры, так как боялись обнаружить месторасположения бригады.

Наступили осенние холода, было плохо с питанием, которое сбрасывали с самолётов. Каждый мешок надо было доставать из болота. Партизаны с боем пробивались в деревни, но там тоже продовольствия не было, так как фашисты его полностью отбирали у местных жителей. В бригаде начался голод, были случаи голодной смерти. А.В.Герман принял решение часть обессиленных партизан с сопровождающими отправить в советский тыл. Впоследствии партизаны вспоминали этот остров под названием «Голодай» .

Вот что вспоминал об этих событиях начальник Особого отдела 3ЛПБ Кадачигов Александр Филиппович: «Меня вызвали в Валдай, где размещался штаб Партизанского движения. Сформировали группу из 9 чекистов и поставили задачу - вывести партизан бригады А.В.Германа из окружения на острове Полховец. Группу выбросили ночью. Фашисты нас обнаружили и открыли огонь. С боем пробрались на остров Полховец.»

В интернете я обнаружила очерк Владимира Дягилева, рассказывающий об А.Ф.Кадачигове и его пребывании на острове Полховец. Я приведу несколько отрывков:

«В первую ночь на Голодае спалось плохо. Меня разбудили чьи-то голоса. В землянке было мрачно. Вскочил, быстро обулся. Что такое? А где ремень? Ремня не было. Вышел из землянки, невольно поежился от утренней свежести. Неподалеку горел костер. Человек шесть, щурясь от дыма, сидели над ведром. Лица у всех были серые, большеглазые. Такие лица знакомы мне по блокаде. В ведре пузырилась вода и плавали кусочки какой-то бурой приправы. «Грибы, наверное», - подумал я и тут же заметил блеснувшую в траве пряжку своего ремня. Я покосился на костер, где разваривался мой ремень, вздохнул и пошел знакомиться с командованием бригады».

«Голодай - это клочок суши среди труднопроходимых болот. Он укрыл партизан от карателей. Бригада переживала тяжелые дни после трехнедельных изнурительных боев. Не было хлеба. Не было боеприпасов. Не было аэродрома, на который мог бы сесть самолет. Лишь одно оставалось на вооружении людей: высокий боевой дух и ненависть к захватчикам. Это меня обрадовало».

«К вечеру комбриг собрал командирский совет.

Надо выходить из Голодая, - сказал А.В. Герман. - По достоверным сведениям, - он покосился на меня, - немцев кругом немного. Поддержка населения нам обеспечена. На подготовку, думаю, хватит суток. Медлить нельзя.

Решение было дерзким: выходить под самым носом у немцев, открыто показывая свою слабость, с опухшими от голода, истощенными, плохо вооруженными людьми. Но другого решения не было.

Вышли на рассвете, рассчитывая засветло выбраться из болота. Однако расчет этот не оправдался. Хотя высланными вперед людьми были выложены гати, все равно дорога очень трудной. Истощенные и раненые задерживали движение. Их несли на руках. Лишь к вечеру следующего дня добрались до деревни Красные Щеки. Перед тем как разместиться по избам А.В.Герман приказал обеспечить усиленное охранение. Без спроса ничего не брать, ни грамма, ни капельки. За нарушение - расстрел».

Выписка из докладной записки батальонного комиссара Н.С.Касьянова от 2 ноября 1942 года: «В деревне Красные Щеки Порховского района крестьяне по своей инициативе на собрании решили выделить для нас 6 овец. При этом заявили: «Своих мы всегда накормим. Для партизан не жалко». Во всех деревнях, где мы побывали, крестьяне нас снабжали продовольствием, оказывали помощь в разведке, выделяли проводников. Женщины проявляли трогательную заботу о партизанах. Они наделяли бойцов теплыми носками, варежками, стирали белье, чинили платье».

Ночью А.Ф.Кадачигову донесли: фашисты встревожены, на борьбу с партизанами выступают карательные отряды. Все, кто мог держать оружие, в том числе, конечно, и чекисты, взяли на себя прикрытие отхода.

Так А.В.Герман принял решение без указания начальства, самовольно вывести бригаду с острова в южную часть Порховского района. Партизаны 3ЛПБ вспоминали, что выжили они благодаря умелому руководству А.В.Германа, А.Ф.Кадачигова и помощи местных жителей деревни Красные щеки.

Штабом партизанского движения Северо-западного фронта бригада планировалась базовой, но отсутствие лесов, густота населенных пунктов и множество вражеских гарнизонов в этих местах не позволили бригаде создать постоянный лагерь. Обстановка требовала применения новой тактики партизанской борьбы, иной организации жизни и действия партизан.

А.В.Герман решает сделать бригаду рейдовой. Партизаны вступают в прямой контакт с местным населением: после диверсии на железной дороге ночью бригада совершает марш 20-25 километров, останавливаясь днем на отдых в деревнях. Каждый день в штабе бригады на основе разведывательных данных планируется новый маршрут, организация новых диверсий.

В 1943 году большое количество местных жителей переходит на сторону партизан и численность бригады быстро росла. Часто случалось, что находчивость комбрига Германа спасла бригаду от окружения, плена, гибели. Был случай, когда штаб бригады в деревне Памжино Сошихинского района попал в очень тяжелое положение. Он был зажат с двух сторон сильными отрядами противника, вооруженными артиллерией и легкими танками, и только находчивость А.В.Германа спасла тогда штаб и госпиталь от больших потерь. А.В.Герман незаметно для противника снял отряд с позиции и увел их лощиной в лес километра за два от деревни. А группировки противника, не заметив ухода партизан, столкнулись и в течение нескольких часов вели бой между собой. За проведенную операцию А.В.Герман награжден орденом Красного знамени.

Заключение

«Не забудут жители Псковщины,

Будет помнить русская земля,

Как во славу Родины любимой,

Он не мог поступить иначе (героическая смерть А.В.Германа)

В марте 1943 года фашисты развернули против партизан третью карательную экспедицию. С фронта были сняты отборные эсэсовские части, которые блокировали бригаду в районе деревни Житница Новоржевского района.

В интернете на сайте «blokada.otrok.ru» я обнаружила материал о выходе бригады через деревню Житница. К сожалению, автора этого материала я не сумела обнаружить. Автор статьи на сайте утверждает, что А.В.Герман знал, что в деревне Житница находится противник. Но в воспоминаниях партизан, в статьях, опубликованных в различных газетах, приводятся материалы, опровергающие это утверждение.

Штабом бригады было принято решение провести общую разведку. Это было очень важно, так как на совещания штаба решался вопрос о направлении прорыва бригады из окружения. Было решено, что прорыв будет осуществляться в районе деревни Житница .

Для уточнения обстановки было послано несколько разведывательных групп. Первая разведка доложила, что немцев в деревне нет. Когда бригада подошла ближе к Житнице была послана вторая разведгруппа, но и она доложила, что немцев нет. Опираясь на данные разведки, А.В.Герман отдает приказ прорываться через Житницу. Однако, пока партизаны подходили к деревне, фашисты сумели их опередить и установить вокруг заслоны. Как только бригада стала входить в деревню, фашисты открыли ураганный огонь из пулеметов и пушек. Стало понятно, что разведка ошиблась и бригаде придется принимать бой. Партизаны двигались походным порядком: впереди наиболее слабые отряды. Штаб бригады расположился в центре колонны. Перестроиться партизаны не успели. Поэтому А.В.Герман отдает приказ: 1 и 2 полкам, где были наиболее опытные партизаны, пробить брешь в обороне немцев и через нее вывести всю бригаду.

Полки прорвали оборону и сумели уйти. Но немцам удалось довольно быстро закрыть брешь в своей обороне. Новую брешь должен был пробивать 4 полк, состоящий из необстрелянных молодых ребят. Огонь фашистов был таким сильным, что командиры не могли поднять их в бой. А.В.Герману доложили, что наступление захлебнулось. Тогда А.В.Герман отдал приказ, чтобы № 11 отряд, который двигался со штабом бригады, выдвинулся вперёд и вступил в бой с немцами. Понимая, что молодых партизан необходимо поднять в атаку А.В.Герман сам повел отряд на штурм высоты, занимаемой противником. С маузером в руке, с криком: «Вперёд! За Родину!» Александр Викторович бросился на немцев. Бойцы устремились вслед за ним.

Каратели с высоты были сбиты. Вместе с А.В.Германом шли его адъютант Григорий Лемешко и начальник штаба бригады И.В.Крылов. Лемешко получил ранение в голову. Александр Викторович передал его санитарам. Продолжая идти вперёд, Александр Викторович сказал начальнику политотдела М.Л.Воскресенскому: «Я ранен». Когда ему предложили идти в санитарную часть, он резко отказался. Также резко он отказался от перевязки, когда к нему подошла медицинская сестра.

Л.Г.Кокотов вспоминает об этом страшном бое: «Я лежал на земле, и мне казалось, что никакая сила меня не заставит подняться. Но это были первые минуты страха, когда инстинкт самосохранения берёт верх над сознанием, над чувством долга. И вот я уже поднимаю голову. Светло, как днем, немцы навесили десятки осветительных ракет, трассирующие пули летят, как пчёлки, и кажется, что каждая летит к тебе, в тебя. На фоне освещённого неба возвышается фигура Германа. Он стоит бесстрашный. Мне он показался вдвое выросшим. Мне стало стыдно своего страха. Я поднялся с земли» .

Уже раненый, Александр Викторович крикнул: «Друзья, вперёд. На деревню!». Отряд ворвался в Житницу. Фашисты отчаянно сопротивлялись. Они бросали из-за углов гранаты, стреляли из пулеметов и автоматов, но партизаны под руководством своего любимого комбрига, громили немцев до тех пор, пока не выбили их из деревни. А.В.Герман вместе с отрядом вбежал в деревню. Рядом с ним был также раненый начальник штаба бригады И.В.Крылов. Адъютант И.В.Крылова Синельников рассказывает: «Александра Викторовича вторично ранило в голову. Он вскрикнул и упал». Имея на руках раненого Крылова, Синельников не мог вынести тело А.В.Германа. Он снял с убитого обмундирование. В это время немцы вновь открыли ураганный обстрел деревни, и все попытки вынести тело комбрига потерпели неудачу. Бригада ушла в район Ругодевских лесов .

И вновь автор статьи на сайте утверждает: «Круша карателей, уничтожив более 300 гитлеровцев, 3-я партизанская бригада вырвалась из окружения и ушла в Ругодевские леса. Колонну возглавил Крылов. С забинтованной головой он как-то боком сидел на коне. Говорил с трудом и никак не мог примириться с мыслью, что Александра Викторовича уже нет в живых. В штабном отряде на повозке везли тело комбрига. За повозкой молча шли партизаны».

Но на самом деле никакой колонны не было, партизаны выходили в Ругодевские леса группами, часто не зная, что погиб А.В.Герман.

Группа разведчиков через день пробралась на место боя. Умело скрываясь, минуя вражеские гарнизоны и засады, разведчики проникли в деревню Житница, нашли тело комбрига А.В.Германа, вынесли его, положили на подводу и днем, с большим риском наткнуться на немцев привезли его в деревню Фомкина Гора, где находился в тот момент штаб 3 ЛПБ. Здесь партизаны ждали самолет с Большой земли. Но только через несколько дней они сумели отправить тело А.В.Германа в город Валдай, где размещался штаб партизанского движения Северо-Западного фронта. «Перед отлетом самолета партизаны попрощались со своим командиром. Митинг был коротким. Слово взял И.В.Крылов. Он сказал: «Герман любил жизнь, любил ее с горестями и радостями, мечтал дойти до Берлина. Он уважал и ценил людей. За счастье народа отдал он свою молодую жизнь. Это был его последний бой. В этом году ему исполнилось 28 лет. Мы отомстим за Германа. Дойдем до Берлина и выполним его самое большое желание - раздавим фашистскую гадину!» В осенней тишине грянул прощальный залп. Самолет ПО-2 поднялся в воздух, сделал прощальный круг и взял курс на Валдай. Вдогонку ему понеслась мужественная песня о лихом комбриге Германе, которую партизаны сложили сами.

2 апреля 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение заданий командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство Герману Александру Викторовичу присвоено звание Героя Советского Союза. На месте гибели комбрига Германа в деревне Житнице Новоржевского района установлена мемориальная доска с надписью: «Здесь 6 сентября 1943 года в жестоком бою с немецко-фашистскими захватчиками погиб партизанский комбриг Герой Советского Союза Александр Викторович Герман».

Заключение

В своей работе я писала о моральном кодексе, который создал в 3 ЛПБ А.В.Герман. Главный закон, по которому жила бригада: «Сам погибай, а товарища выручай». Именно так и поступил в Житнице А.В.Герман. Погибнув сам, он спас своих товарищей по бригаде. Он был готов к этому подвигу. Об этом свидетельствуют все сохранившиеся его письма семье.

В 1964 году в книге «Непокоренная земля Псковская» с разрешения жены А.В.Германа Фаины Абрамовны были опубликованы письма Александра Викторовича с фронта . Эти письма свидетельствуют о том, что Александр Викторович был очень скромным человеком. Он никогда не жаловался на трудности. Все письма Александра Викторовича проникнуты любовью к семье, заботой о маленьком сыне Алике. Вот отрывки из некоторых из них:

У меня все по-старому, по-своему бью врага, только очень соскучился без тебя и Алика, но это вопрос личный, а его сейчас приходится откладывать на задний план. После того как будет разбита эта коричневая чума, восторжествуют наши личные желания и чаяния. Расцелуй Алика и скажи, чтобы был умным, послушным мальчиком. О своем житье-бытье пиши подробно, ведь каждое твоё письмо является вестью с Советской Родины и не только, для меня, но и для многих моих товарищей.

Воюю, бью врага своим оружием. Сейчас силою обстоятельств попал в свой тыл на родную землю, скоро опять начнутся «дни золотые». Уверен, что гитлеровская свора скоро будет разбита.

Что бы ни случилось, будь всегда спокойна, никогда не теряйся, особенно страшна паника, не верь никаким слухам, они исходят из уст контрреволюции и направлены на деморализацию народа, старайся всеми силами помочь армии, государству. Борьба тяжёлая, но она всенародная, следовательно, победа за нами. Береги и не забывай Алика, а приеду, заживём по-новому, по мирному, в братском союзе с народами Европы.

В одном из своих последних писем семье Александр Викторович написал такие строчки :

«Жизнь я люблю безумно, она хоро-ша и своими горестями, и своей радостью, но если придется умереть, то знай, что умру честно, самоотверженно, я не посрамлю земли русской, не посрамлю своей семьи. И если когда-либо повторится еще столь грозный час, то будет с кого взять пример. Ну, а если буду жив, после того, как наши части займут фашистское логово — Берлин, после того, когда будет физически уничтожен Гитлер и его хозяева, тогда заживем по-новому, и я сам буду учить народ наш люто ненавидеть врагов наших, в каком бы облачении они ни были, какую бы маску они ни принимали. Все они являются ворами нашего счастья».

Это письмо было особенно дорого семье. По словам брата Владимира Викторовича, когда вырос сын Александра Викторовича Альберт, по совету партизан - боевых друзей Александра Викторовича, он пошел учиться в Ленинградское Суворовское училище. Он, как и отец, закончил высшую артиллерийскую академию и стал профессиональным военным. В 1964 году Альберт Александрович присутствовал на открытии памятника на месте гибели отца в деревне Житница Новоржевского района. У нас в музее хранятся фотографии открытия этого памятника.

Александр Викторович прожил свою жизнь достойно и мы, новое поколение, обязаны таким людям как Александр Викторович всем, что у нас есть, а именно - жизнью. Комбриг сложил свою голову за правое дело и его имя навсегда внесено в книгу истории России. Я твердо уверена, что имя Александра Викторовича навечно связано и с историей Псковщины. Недаром уже после смерти Александра Викторовича в 3 ЛПБ появилась песня, в которой есть такие слова:

«Не забудут жители Псковщины,

Будет помнить русская земля,

Как во славу Родины любимой,

Дрался Герман, жизни не щадя».

У меня часто возникало желание мысленно пообщаться с Александром Викторовичем, но увы - это не возможно.

Может быть, если мы научимся хорошо понимать свою историю, мы сможем предотвращать войны и сохранять жизни таких удивительных людей как Александр Викторович Герман.

Семенков И.Г. Иду на риск. - СПб. : 2002. - С. 104.

Воспоминания Л.Г.Кокотова. - Экспонат школьного музея.

Семенков И.Г. На фронте и в тылу врага. - СПб. : 2000. - С. 162.

Непокоренная земля Псковская. Документы и материалы. - Л. : Лениздат, 1969. - С. 333.

Непокоренная земля Псковская. Документы и материалы. - Л. : Лениздат, 1969. - С. 335.

#воин #герой #солдат

Не секрет, что молодежь любит смотреть фильмы о героях и их подвигах. И щедро льются с экранов на наших детей «повести» о неуловимом Джеймсе Бонде, справедливых шерифах, невидимках-ниндзя… А ведь в истории Великой Отечественной войны было немало героев, чьи подвиги значительно превосходят деяния этих выдуманных «рыцарей». Я хочу напомнить об одном из них.

Александр Викторович Герман

Краткая справка
Александр Герман родился 24 мая 1915 года в Петрограде в семье русского служащего. Окончив семилетку, Герман работал слесарем и учился в автостроительном техникуме.
В ноябре 1933 года Александр Герман вступил в ряды Красной Армии. В 1937 году окончил Орловское бронетанковое училище и служил в механизированной бригаде. Начало Великой Отечественной войны застало его слушателем 2-го курса Военной академии имени М. В. Фрунзе.

С июля 1941 года Герман служил в разведывательном отделе штаба Северо-Западного фронта, а затем выступал заместителем командира 2-й особой партизанской бригады по разведке.

С лета 1942 года майор Александр Герман — командир 3-й Ленинградской партизанской бригады. Под его командованием бригада уничтожила несколько тысяч вражеских солдат и , пустила под откос свыше трёхсот железнодорожных эшелонов, подорвала сотни автомашин и спасла от угона в рабство тридцать пять тысяч советских граждан.
Бригадой под командованием Германа с июня 1942 года по сентябрь 1943 года уничтожено 9652 гитлеровца, совершено 44 крушения железнодорожных эшелонов с живой силой и техникой врага, взорван 31 железнодорожный мост, разгромлено 17 гарнизонов противника, до 70 волостных управлений
Майор Герман пал смертью храбрых 6 сентября 1943 года, выходя из вражеского окружения у деревни Житницы Новоржевского района Псковской области. Похоронен на площади города Валдай Новгородской области.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 апреля 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм майору Герману Александру Викторовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

ЗЫ. Не поняла, почему майор, если он был комбригом, т.е. по крайней мере, полковник. Нет?
Вот и все, что сказано в «могучей» Википедии, куда так часто заглядывают наши дети. А что же стоит за этими скупыми строками? Вот некоторые факты, которые собрали люди, которым не безразличны наши герои. Спасибо тем, кто перелопатил кучу документов, искал оставшихся в живых его бойцов, очевидцев в селах, которых освобождали партизаны. Не буду приводить здесь ссылки (их достаточно много), но просто почитайте, как боролся с фашистами майор А.В. Герман.

Работая в штабе, А. Герман рвался к более «практической работе»! И ему доверили небольшой отряд. В сентябре 1941 года он был направлен в немецкий тыл, основная задача — разведка, уничтожение немцев и диверсии на коммуникациях. Первоначально численность отряда составляла около 100-150 бойцов. К лету 1942 года успехи отряда, командирский талант и хозяйственные способности Германа привели к тому, что на его базе была сформирована кадровая партизанская бригада, численность её возросла до 2500 человек, зона боевых действий распространилась на большую часть территории Порховского, Пожеревицкого, Славковичского, Новоржевского, Островского и других районов Псковской области.

«Впервые в партизанской практике Германом рядом с базой был создан стационарный аэродром, прорублена просека в лесу, оборудована полоса и инфраструктура для приема тяжелых транспортных самолетов, выставлены посты оповещения и зенитные расчёты. Проблема снабжения и связи с “большой землей” была решена. Несколько попыток поднять истребительную авиацию на перехват партизанских самолетов закончились атаками (захватить аэродром, конечно, было нереальной задачей) на нефтяную базу в городе Порхов и авиасклады в поселке Пушкинские Горы, в результате были уничтожены все расходные запасы горючего, боеприпасов и прочего. Полк оказался небоеспособным и не смог выполнять боевые задачи на фронте. За партизан могли и поругать, а вот за такие последствия можно реально “загреметь”. Командир полка люфтваффе это отчётливо понимал. И самолеты в “лес” летали регулярно.
Впрочем, Герману этого показалось мало. В ходе одной из вылазок была обнаружена проходившая недалеко от базы “торфяная” узкоколейная железная дорога с брошенным на ней впопыхах при отступлении подвижным составом — паровозами, вагонами и платформами. Дорога вела к линии фронта, причём по самым глухим топям и болотам (собственно, там торф и добывается). Была одна незадача — участок узкоколейки проходил по окраине узловой станции Подсевы, служившей перевалочным пунктом немецкой армии и имевшей сильный гарнизон. При необходимости перевозок каждый раз наносились сокрушительные удары по станции и “под шумок” партизанские составы успешно проходили нехорошее место. В конце концов (жить-то хочется) командование гарнизона просто прекратило обращать внимание на снующие туда-сюда через окраину станции маленькие паровозики и вагончики, тем более, что они проблем особых не создавали, вели себя прилично и предпочитали перемещаться по ночам. Всё это время осуществлялись партизанские перевозки с линии фронта (!) в тыл противника (!) по железной дороге (!). Такого никогда не было ни до, ни после.

После плановой замены прежнего состава гарнизона на станцию прибыл новый комендант, из штабных, майор Паульвиц. Несмотря на “тонкие” намеки сменщика, ситуация с постоянно следующими через его станцию составами противника его настолько поразила, что тем же вечером путь был перерезан и очередной транспорт попал в засаду. Наутро станция была стремительным ударом захвачена и удерживалась несколько дней, гарнизон уничтожен, грузы взорваны или взяты трофеями. Попутно были “капитально” взорваны пять мостов, в том числе — стратегический, через реку Кебь. Дорога “встала” ровно на 12 дней. Кто именно застрелил Паульвица, точно не известно, по крайней мере, в рапортах бригады этот подвиг ни за кем из партизан не значится. По воспоминаниям железнодорожников, колючую проволоку с путей немцы вскоре оттянули ДО узкой колеи и в упор её больше не замечали.

Любителей “бефель унд орднунг” начало беспокоить такое безобразие. Из Абвернебенштелле Смоленска прибыла спецгруппа под началом авторитетного специалиста по борьбе с партизанами (имя не сохранилось, да и неважно). На совести этого “умельца” было около десятка уничтоженных партизанских отрядов на Смоленщине. Используя свои агентурные каналы, Герман выявил секрет его успеха: при захвате или уничтожении партизан с них снимали одежду и обувь, давали понюхать обычным полицейским ищейкам — после чего отряд карателей выдвигался по следам точно на партизанскую базу, минуя все топи, засады и мины. Использование известных методов — посыпание следов махоркой, поливание мочой не помогало, потому как сей факт только подтверждал правильность маршрута. Группы стали уходить одной дорогой, а возвращаться — другой. Сразу после прохода “туда” дорожка тщательно минировалась. Как и после прохода “обратно”. С самим “умельцем” (после гибели нескольких карательных отрядов он быстро сообразил, в чём дело, и сам не “вёлся” на этот трюк) разобрались ещё более изящно: заминировав на глазах у пленённого “языка” по стандартной схеме “обратную дорожку”, дальше повели его по секретной притопленной гати. Точно неизвестно как, но он всё-таки сбежал и вернулся к своим по этой гати. Живой. Значит, гать чистая. Абверовец, довольно потирая руки, затребовал большой отряд, и нагло улыбаясь, повел его в обход мин именно этим путем. Сам не вернулся и две роты СС “демобилизовал”. Гать всё-таки взорвалась, без особого шума. С обеих концов одновременно. Стрелять не пришлось, болото справилось стопроцентно. Командование встревожилось — как мог бесследно пропасть ВЕСЬ отряд СС, да ещё без всяких признаков боя? Но больше базу найти не пытались до осени 1943 года.

С местным населением отношения у бригады Германа складывались более чем дружественные. Благодаря действующим на базе аэропорту и ж/д вокзалу(!), было налажено сносное снабжение. Так что партизанских продотрядов селяне не видели, да и немцы предпочитали в селах близ отряда по известным причинам продуктами не разживаться и население лишний раз своим присутствием не беспокоить. Постепенно Герман начал менять тактику на подконтрольной территории — от чисто военной к военно-политической. Был организован военный трибунал, который проводил открытые выездные заседания в селах и деревнях (институт полицаев и прочих старост и пособников мгновенно исчез как биологический вид, а попавшиеся немцы переводились в статус военнопленных, и по железной дороге отправлялись в лагеря на Большую Землю… да-да… мимо той самой станции Подсевы).
Открыт лазарет, в который могли обратиться окрестные жители и получить посильную медицинскую помощь. В тяжелых случаях врачи выезжали на дом (!). Советская “скорая помощь” в немецком тылу. Да-а..

С целью решения текущих вопросов сформированы временные сельсоветы и исполкомы, которые выезжали на места, занимались пропагандистской работой и вели прием населения.

Тут и случилось непоправимое. Нет-нет, никакой исполком захвачен не был, и среди больных немецких лазутчиков не случилось. На очередной прием подпольного исполкома заявилась депутация станционного гарнизона, этаких поумневших наследников Паульвица, с нижайшей просьбой — их должны заменить, очень хочется обратно, в Фатерлянд, к семьям. А поскольку пути и мосты в округе все взорваны, а дороги заминированы и вообще — по ним всё равно не проехать, то… нельзя ли им получить пропуск? Или по партизанской железке выбраться (одна ведь только и исправна), но в обратном направлении. А они, вообще, ничего. Со всем пониманием. Составы исправно пропускают и даже за путями следят, чтоб не повредил кто.
Через несколько дней и вовсе заявился офицер из местной фельдкомендатуры с жалобой на отряд фуражиров из какой-то соседней части, которые рыскают по деревням и заготавливают для себя продовольствие и овес, чему селяне совсем не рады. А поскольку он лично и его воины своей шкурой за это бесчинство отвечать не собираются, то, нельзя ли… этот отряд… ну… в общем, выгнать восвояси?

Неизвестно, чем для просителей закончились эти ирреальные иски (о последствиях в первоисточниках не сказано, хотя сами эти факты отмечены), но каким-то образом они стали известны высокому командованию, в том числе и в Берлине.

Сказать, что командование было взбешено — это ничего не сказать. Целый ворох местных начальников и был арестован, осужден, разжалован или отправлен на фронт. Невзирая на напряженную обстановку, с фронта была ЦЕЛИКОМ снята боеспособная дивизия вместе с танками, артиллерией и авиацией и две части СС общей численностью около 4500 человек.» (по другим данным 6 тысяч солдат из 358-й пехотной дивизии вермахта).

«Врагу удалось окружить 3-ю партизанскую бригаду на границе двух областей — Ленинградской (Порховский район) и Калининской (Пушкиногорский район).
Во второй половине дня 5 сентября 1943 года пехота противника при поддержке танков и артиллерии повела наступление против 1, 2 и 4-го полков бригады,
Лишь на участке обороны 3-го полка — он прикрывал южное направление — было относительно спокойно. Затишье на Соротинском (южном) направлении не могло не беспокоить командование бригады. И оно приняло решение послать разведку к деревне Житнице через селения Бараны и Занеги, чтобы выяснить обстановку на этом участке фронта. Разведка отправилась на выполнение задания во второй половине дня 5 сентября. А в 17 часов в деревне Шарихе на совещании комсостава бригады начальник разведки И. И. Панчежный докладывал о результатах вылазки. По его словам выходило (и на самом деле было так), что в деревне Житнице врага нет. Это было очень важно, так как на совещании решался вопрос: куда выводить бригаду — на север в Порховский район или на юг к Сороти, в Новоржевский район, в горы и леса, где у партизан имелись базы продовольствия и боеприпасов, площадки для приема самолетов.

Решили выводить бригаду из окружения на юг через деревню Житницу. При этом комбриг приказал И. Панчежному вечером еще раз разведать обстановку в направлении этого селения и доложить о результатах в 22.00. Была ли послана разведка еще раз? На этот вопрос письменно ответил бывший командир 11-го штабного отряда бригады полковник в отставке К. В. Гвоздев. Он написал следующее: “Можно с уверенностью сказать (об этом свидетельствуют завязка и ход боя с карателями в деревне Житнице), что… Иван Иванович не выполнил приказ командира”. Бывший начальник штаба бригады, а после гибели А. В. Германа её командир Иван Васильевич Крылов вспоминает: “Оперируя данными разведки, мы приняли решение выходить из окружения через Житницу. Комбриг отдал приказ на марш, а не на разгром карателей в этой деревне — о том, что они появились там, мы не имели сведений. В противном случае мы готовили бы полки не к походу, а к ночному бою. При такой ситуации и боевые порядки были бы другими: пустили бы четвертый полк (где были в основном совсем молодые, необстрелянные партизаны) в обход вражеской засады, а не на штурм гарнизона Житницы с фронта вслед за третьим полком. В 23.30, когда мы подошли к деревне, каратели из Житницы встретили нас огнем. Для командования бригады и ее бойцов это было громом среди ясного неба. Когда немцы появились в деревне? Сколько их? Каким оружием они располагают? Для комбрига и штаба эти вопросы были тайной за семью печатями. Для Германа был трудный выбор: начинать ночной бой или обойти деревню вдоль речки Шернетки, Комбриг приказал штурмовать Житницу”.

Этот бой и стал для него последним. Будучи дважды раненым, не покинул поле боя, а продолжал увлекать за собой бойцов и попал под пулеметную очередь. Третье ранение стало смертельным.

Недаром еще при жизни А.Германа о нем слагали песни, старики в оккупированных деревнях утешали внуков: «Не плачь, вот придет генерал Герман. Высокий, широкоплечий, седоусый старик, всем обидчикам воздаст». И тряслись полицаи и старосты всех мастей, когда слышали его имя!
А этому «старику» было всего 28 лет! Сколько всего доброго и нужного мог бы он совершить, оставшись в живых! Говорят, что в Санкт-Петербурге есть улица имени партизана Германа. (Осталась еще? Не переименовали?) А помнят ли жители города о нем? Рассказывают ли в школах о его героической бригаде? Об этом удивительно талантливом человеке?

Знаете, наши националисты сначала подняли «великий шум» по поводу того, что в новых учебниках по истории в этом году убрали имена Бандеры и Шухевича. А потом быстренько соорудили плакаты и брошюры, где разместили сведения об этих «героях», УПА, их борьбе «за независимость», и рекомендовали на местном уровне как дополнительные материалы для изучения истории в школах и вузах. И плевать им на то, что эти брошюры не рекомендованы никаким Министерством образования! И надо отдать им должное! Они БОРЮТСЯ ЗА СВОИХ ГЕРОЕВ. Почему же мы, русские, не боремся?
Может быть, стоило бы разместить в современных учебниках истории страничку, посвященную А. Герману и его бригаде? И упомянуть и другие партизанские отряды. Уверена, что такая информация заинтересует наших подростков, и они САМИ начнут искать сведения о наших дедах и отцах! И, наконец,
Разве не стоит его жизнь того, чтобы снять о ней фильм? Куда как круче всех американских окажется!

По материалам:
http://paranoiki-sssr.livejournal.com/3920.html
И. Г. Семенков, П. А. Васильев ЖИТНИЦКАЯ ТРАГЕДИЯ
http://www.novorzhew.nm.ru/histor/vov/jitn.html