История появления уникальной автоматической винтовки FG42 начинается с выявления необходимости принятия на вооружение немецких парашютистов мощного, дальнобойного и в то же время эффективного в маневренном бою на ближних дистанциях оружия. С самого начала Второй мировой войны немецкое командование стало широко применять парашютные десанты, в задачи которых входило перерезание коммуникаций, захват плацдармов в тылу противника, а также проведение диверсионных акций. В то время существовала доктрина, четко определявшая вооружение десантника во время прыжка: пистолеты, пистолеты-пулемёты, ручные гранаты и ножи. Такое ограничение в вооружении бойцов было обусловлено самой конструкцией немецкого парашюта того времени, который не позволял брать с собой большой вес. При проведении десантных операций, более мощное и дальнобойное оружие – винтовки и пулеметы сбрасывались в ящиках отдельно. В первые моменты боя парашютист оказывался уязвимым для дальнобойного оружия противника и не был в состоянии ему противостоять. Поэтому было нужно что-то было более мощное, чем пистолеты-пулеметы MP.38 и MP.40.

Необходимость легком автоматическом оружии с большой дальностью стрельбы была окончательно подтверждена после десантной операции «Меркурий» на средиземноморском острове Крит, начавшейся 20 мая 1941 года. Немецкие десантники в количестве 11000 человек высадились на парашютах и планерах. Остров обороняли 28000 англичан и новозеландцев, а также 15000 греков. Немецкие парашютисты понесли значительные потери, составившие 2701 человек убитыми, 2594 раненными и 1888 пропавшими без вести, что составило более 40%. Такие потери были совершенно неприемлемыми для германии. Хотя сама операция в итоге завершилась победой немцев и захватом Крита, потери при ее проведении оказали решающее влияние на дальнейшую судьбу немецких парашютно-десантных войск во Второй мировой войне. Причиной такой неудачи стали нормативные 80 секунд, необходимые парашютисту для нахождения контейнера с оружием, а так же невозможность вести огонь снижаясь на парашюте. Именно в эти первые моменты боя немцы не могли ничего противопоставить дальнобойным винтовкам, станковым и ручным пулеметам англичан.

По требованиям, выдвинутым к новой винтовке для парашютистов Министерством авиации, оружие должно было использовать стандартный 7,92 мм винтовочно-пулеметный патрон. Для разработки этого нового оружия обратились в отдел GL/C-E6 Главного командования Люфтваффе, ответственный за разработку бортового авиационного оружия. В число представителей данного отдела входил старший инспектор по вооружению Отто Шульце, в дальнейшем ставший руководителем проекта по разработке. Встретившиеся с ним представители десантных частей выдвинули следующие требования к новому оружию: длинна не более 100 мм; масса не выше, чем у карабина 98k; возможность ведения стрельбы как одиночными выстрелами, так и очередями; возможность установки оптического прицела; возможность стрельбы винтовочными гранатами; возможность применения в качестве холодного оружия. Такая винтовка смогла бы заменить сразу несколько видов оружия – пистолет-пулемет, винтовку и пулемет. Шульце с самого начала объяснил заказчикам, что за разработку пехотного стрелкового оружия отвечает Управление вооружений вермахта. Однако после того как десантники передали туда свою просьбу, управление отклонило их требования как невыполнимые. Одной из причин такого решения было еще и соперничество армии и авиации. Затем они снова обратились к Шульце, который вместе с одним из своих коллег пообещал разработать подобное оружие.

Генерал-майор люфтваффе К. Штудент, бывший одним из ответственных за создание новой винтовки в своем докладе10 октября 1942 главнокомандующему ВВС Герману Герингу высказался следующим образом: «В одном оружии объединены ручной штуцер с пистолетной рукояткой, пистолет-пулемет, винтовка и ручной пулемет, причем вес образца равен весу винтовки 98k». Параллельно созданию нового оружия, велась и разработка парашютов, которые бы смогли обеспечить десантирование с большим, чем прежде весом. Министерство авиации допустило к конкурсу конструкции следующих фирм: Rheinmetall-Borsig, Krieghoff, Haenel, Walther и Mauser. В последующем фирма Rheinmetall-Borsig, получив дополнительное финансирование продолжила работу над этим оружием, создав три варианта конструкции FG42. Данное официальное обозначение использовалось для всех трех вариантов. 25 ноября 1941 года главный конструктор на заводе в Земмерда фирмы Рейнметалл-Борзиг, Луис Штанге, был поставлен в известность Министерством авиации о намерении продолжить конструкторские работы. 5 декабря 1941 года Штанге приступил к проектированию изделия 450 (Gerat 450), в то время как точные требования к конструкциибыли переданы ему только спустя 9 дней. 15 февраля 1942 г. конструктор представил первый опытный экземпляр, созданный на основе первых чертежей, представленных 8 января 1942 г. Первый образец был изготовлен в основном на металлорежущих станках с использованием старой технологии.

26 марта 1942 г. второй опытный экземпляр, уже имевший изготовленные штамповкой детали, был лично продемонстрирован Луисом Штанге представителям Министерства авиации. Усовершенствованный вариант второго опытного образца был официально представлен 1 мая 1942 года. Тогда, кроме самого конструктора, присутствовали рейхсминистр вооружения и боеприпасов Шпеер, генерал Лееб, генералфельдмаршал Мильх и адмирал Фангер. Винтовка вызвала большой интерес, в особенности у представителей Управления вооружений вермахта, сдержанно ограничившихся критикой конструкции винтовки. Находившийся в подчинении главного командования Люфтваффе отдел GL/C-E6 и Министерство авиации во главе с рейхсмаршалом и главнокомандующим люфтваффе Германом Герингом, оберегали собственный проект от Управления вооружений, которое пыталось повлиять на разработку исходя из тактико-технических требований для оружия пехоты. Министерство авиации противопоставляло свою новую винтовку армейскому автоматическому карабину, не смотря на то, что выпуск и использование в войсках двух различных образцов автоматического оружия под разные патроны являлся бы крайне неоправданным как с экономической, так и с тактической точки зрения.

Разрабатываемая автоматическая винтовка на раннем этапе создания имела множество недостатков, на которые указывал полковник Киттель, из второго отдела испытаний оружия: слишком малый вес для обеспечения необходимой живучести, при том, что ресурс оружия должен составлять 50000 выстрелов; стрельба из положения стоя неудобна из-за высокой прицельной линии и формы приклада; сложная в изготовлении ствольная коробка; недостаточно прочные сошки из листовой стали; дульный тормоз создавал нагрузку на органы слуха как самого стрелка, так и находящихся поблизости. Фирма Rheinmetall-Borsig, указала на то, что разработка еще не завершена, но обещала исправить указанные Киттлем недостатки. К маю 1942 года Министерство авиации уже сделало выбор в пользу образца Rheinmetall-Borsig, которая в это время получила заказ на десять образцовых экземпляров винтовки. Штанге усовершенствовал конструкцию затвора и 5 июня 1942 года при испытаниях оружие работало безотказно, а изменение конструкции дульного тормоза улучшило точность стрельбы очередями. В июне 1942 г. всем фирмам, кроме Rheinmetall-Borsig, участвовавшим в разработке этого оружия, было предписано прекратить работы над ним. В протоколе фирмы о внутренних испытаниях 2 июня 1942 г. было отмечено безотказное функционирование и незначительная отдача при одиночной и непрерывной стрельбе, что позволило стабильно удерживать оружие.

Стрельба из положения лежа

Были отмечены и усовершенствования, которые необходимо было внести в конструкцию: опасность защемления мизинца левой руки в направляющем пазе рукоятки взведения – устранить при помощи ограничителя на цевье; опасность защемления сошками ладони при их складывании – устранить изгибанием внутренних продольных граней ног сошки; большой наклон рукоятки затрудняет ее хват, в особенности при удержании от бедра – увеличить угол наклона рукоятки; для достижения более устойчивого положения оружия при стрельбе разместить крепление сошек под стойкой мушки; расплывчато виден диоптрический целик размещенный от глаза всего в 50 мм, вместо положенных 260 мм – найти решение по переносу целика; изменить угол падения стреляных гильз так, чтобы они не мешали соседнему стрелку; провести опыты с винтовочными гранатами; уменьшить площадь соприкосновения с металлическими деталями оружия. Данные предложения по усовершенствованию автоматической винтовки конструкции Штанге были учтены при создании ее модернизированного варианта. Для испытаний были заказаны две партии винтовок, по 20 штук каждая. Однако в этих партиях еще не удалось устранить все указанные недостатки, а десантные войска хотели как можно быстрее испытать новое оружие на фронте.

До января 1943 года было необходимо представить 120 винтовок, изготовление которых было поручено фирме Krieghoff, вместо заводов Rheinmetall-Borsig, вероятно по причине личной заинтересованности Германа Геринга. В результате 15 сентября 1942 года Отто Шульце проинформировал Rheinmetall-Borsig о необходимости извещения фирмы Krieghoff обо всех изменениях в конструкции оружия. Тогда же впервые было использовано обозначение FG42 вместо Geraet 450. С 24 февраля по 16 апреля 1943 года, проводились войсковые испытания на полигоне люфтваффе, целью которых было выявление прочности и долговечности деталей. Результатом стало усиление в некоторых узлах механизмов. Была отмечена безотказность работы оружия при всех условиях эксплуатации, включая низкие и высокие температуры, а так же загрязнение механизмов. В итоговом отчете говорилось о том, что удобство при обращении с винтовкой и кучность стрельбы оказались сравнимы с карабином Mauser 98k. Перспективным оптическим прицелом был указан четырехкратный образец фирмы Voigtlaender, являвшийся прототипом ZF4.

Fallschirmjagergewehr 42 или FG42/2 производства фирмы Krieghoff с оптическим прицелом Gw.ZF.4

Fallschirmjagergewehr FG42 второй модели на огневой позиции

В связи с требованиями десантников о получении нового автоматического оружия, вынужденной мерой оказалось производство еще не до конца усовершенствованного варианта винтовки, прежде чем не будет отлажено производство улучшенной модели. В связи с задержками, вызванными не достаточно надежным функционированием образцов раннего выпуска, фирма Krieghoff приступила к серийному производству 2000 заказанных винтовок только в конце 1943 года. Основываясь на выводах о результатах испытаний 2 июля 1942 года и войсковых испытаний 1943 года в Тарневице, Луис Штанге начал работу над новой конструкцией FG42. В целях рационализации производства и экономии дефицитных материалов, конструктор предполагал использование штамповки из стального листа. Необходимо было сократить производственные расходы, так как, к примеру, трудоемкая в изготовлении, фрезерованная ствольная коробка производилась с использованием очень дорогой, легированной никелем стали. В результате проведенных работ, подготовка к выпуску нового варианта с использованием штамповки, было поручено Krieghoff. Разумеется, такое решение министерства авиации вызвало непонимание и раздражение на фирме Rheinmetall-Borsig, ведь отдел под руководством Штанге должен был срочно подготовить 100 винтовок для планируемой демонстрации осенью 1943 года лично Гитлеру. Задержка начала серийного изготовления оружия на Krieghoff вызвала необходимость использования производства Rheinmetall-Borsig, так как министерству авиации срочно требовались поставки.

В процессе усовершенствования конструкции пришлось отказаться от наиболее выгодного расположения сошек в средней части оружия, что давало возможность быстрого переноса огня по флангам, из-за перемещения передней антабки ремня для переноски на место, предусмотренное для сошки. Это объясняется тем, что переноска винтовки в горизонтальном положении была затруднена при расположении сошки в средней части. На экстракционном окне появились защитная крышка, а также особая планка, отражающая стреляные гильзы вперед для возможности стрельбы с левого плеча. Защитная крышка появилась и на приемнике магазина. Само экстракционное окно сделано автоматически закрывающимся для предотвращения загрязнения механизма оружия. В конструкцию были введены усовершенствованные прицельные приспособления. На войсковых испытаниях в июле 1944 года, в конструкции FG42 уже использовался дульный тормоз с кольцевыми канавками и газовыми отверстиями, наклоненными вперед, смягчающими воздействие на стрелка пороховых газов. Был введён четырехпозиционный газовый регулятор, при помощи которого можно было изменять величину потока газов для стрельбы в обычных или затрудненных условиях.

Fallschirmjagergewehr 42 второй модели

Оружие получило новый отражатель. Переводчик режимов огня и предохранитель были разделены. Для улучшения точности стрельбы, ее темп был снижен, в результате масса подвижных частей увеличилась. Окончательная версия винтовки отличается пластмассовой пистолетной рукояткой, заменившей деревянную рукоятку предыдущего варианта, обозначавшегося в некоторых документах как FG42/2. Модернизация FG42 никак не отразилась на официальном обозначении, хотя это уже были разные винтовки. Первый вариант со вторым роднил только принцип построения конструкции. В некоторых немецких документах они представлялись как FG42/1 и FG42/2 или же FG42 I и FG42 II. Не пригодный к использованию зимой стальной штампованный приклад первого варианта был заменен деревянным. Еще одним отличием является большее расстояние между крепежными винтами затыльника приклада, расположенными ниже и несколько выше кнопки для его отсоединения. Общая масса составила 4,95 кг. Все винтовки снабжались креплениями как для присоединения оптических прицелов Gw.ZF.4, так и гранатометных. Самая поздняя версия во многих документах обозначается как FG42/3. Конечно, все эти усовершенствования сделали оружие длиннее и тяжелее, но и улучшили боевые и служебно-эксплуатационные качества.

Однако самой большой проблемой автоматической винтовки Луиса Штанге было затягивание производства. Проблемы с организацией массового выпуска продлились до 1945 года. Причиной тому было множество самых разных обстоятельств. Одним из них была загруженность отдела Штанге работами по переконструированию FG42 под короткий патрон фирмы Polte. Rheinmetall-Borsig уже не надеялась на поставки винтовки Люфтваффе, и была заинтересована в принятии FG42 на вооружение сухопутных войск. Вариант винтовки под короткий патрон вполне мог составить конкуренцию MP43. Плюс к этому отдел вел работы над новым пулеметом MG43 с автоматикой на основе отвода пороховых газов. По этой причине было значительно затянуто производство 90 предсерийных образцов FG42 второго варианта. В то же время министерство авиации настаивало на принятии модели под винтовочный патрон. На совещании 20 января 1944 года, генерал-фельдмаршал Мильх отклонил предложение принятия на вооружение автомата MP43 вместо FG42, которая уже была одобрена Гитлером. Его основным доводом было превосходство винтовки по дальности эффективной стрельбы. Мильх приказал принять FG42 в варианте FG42/3 на вооружение Люфтваффе. В то же время, уже 21 января генеральный штаб Люфтваффе принял решение использовать MP43 для вновь формируемых десантных дивизий по причине отсутствия в серийном производстве FG42. Конкурентная борьба между MP43 и GF42 продолжалась. По распоряжению от 11 февраля 1944 года были проведены ужесточенные сравнительные испытания, победителем которых был признан, тогда еще классифицирующийся как пистолет-пулемет, MP44. Однако на стороне автоматической винтовки Штанге был Герман Геринг и трудности с выпуском патрона 7,92×33.

Парашютисты 7-го парашютного полка с винтовками FG42/2 во время операции "Дуб" по освобождению Муссолини, проводившейся 12 сентября 1943 года

22 января 1944 года планировались детали налаживания серийного производства окончательной модели FG42/3. Фирма Krieghoff должна была начать изготовление 120000 винтовок, а Rheinmetall-Borsig оказать ей поддержку. Из-за нехватки оборудования планировалось так же организовать производство деталей оружия в Италии под руководством немецких специалистов. Подготовка к производству на Krieghoff должна была осуществляться по чертежам Луиса Штанге от 1 августа 1943 г. Далее изменения не должны были вноситься. Все препятствия для начала серийного производства можно было устранить только к августу 1944 года. Серийные винтовки должны были полностью соответствовать пригодности к эксплуатации в войсках и обладать ресурсом настрела не менее 5000 выстрелов. Кроме того должны были производиться комплекты запасных частей и оптические прицелы Voigtlander. Подготовка к производству все же затянулась, а итальянские производственные мощности были вскоре утеряны. В ноябре 1944 года были изготовлены первые пять винтовок пробной серии, а в декабре – 519 образцов. После испытаний 22 марта 1945 года началось массовое производство. К выпуску этого оружия в 1945 году были подключены еще две фирмы – Dietrich и Wagner & Co. Производство велось медленными темпами. В марте 1945 года Krieghoff смогла изготовить только 1500 винтовок, вместо запланированных 4000. До конца войны этот производитель выпустил около 4500 штук. Вследствие относительно высокой стоимости и технологической сложности до конца войны всего было выпущено около 7000 винтовок обеих моделей.

Автоматическая винтовка «Fallschirmjagergewehr 42», винтовка для парашютно-десантных войск, модель 1942 г. (FG42), работает за счет отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола. Запирание канала ствола осуществлялось поворотом затвора, который происходит в результате взаимодействия криволинейного паза на затворе и скошенных плоскостей на стойке затворной рамы при движении последней. Два боевых упора расположены симметрично в передней части затвора. В прикладе размещен буфер, снижающий воздействие отдачи на стрелка. Питание патронами при стрельбе осуществляется из коробчатого магазина емкостью 20 патронов с двухрядным их расположением, крепящегося с левой стороны винтовки. Ударно-спусковой механизм ударникового типа позволяет вести одиночный и автоматический огонь. УСМ со спусковым крючком в поздней версии объединен в блок, который мог отделяться от оружия в целях упрощения и для большего удобства обслуживания.

Переводчик режимов стрельбы находится над рукояткой с левой стороны. В автоматическом режиме винтовка стреляла с открытым затвором, находящимся перед выстрелом в заднем положении. Такой способ ведения огня был характерный для пулеметов и обеспечивал хорошую устойчивость при стрельбе с высоким темпом. Одиночными выстрелами винтовка стреляла при закрытом затворе для большей точности стрельбы. Для повышения устойчивости при стрельбе под стволом закреплена складывающаяся двуногая сошка. Если магазин полностью расстрелян, а переводчик огня находится в положении «автоматический огонь», для открытия огня необходимо, вставить в винтовку снаряженный магазин, предварительно удалив пустой, и нажать на спусковой крючок. При этом подвижные части сорвутся с шептала вперёд, дошлют патрон в патронник, после чего произойдёт запирание канала ствола и выстрел. Если же стрельба велась в полуавтоматическом режиме, то после замены магазина для начала стрельбы было необходимо передёрнуть затвор винтовки.

Северная Италия, 1944 год

Ствол и приклад находились на одной линии, за счет чего практически отсутствовало плечо отдачи, чем был сведен к минимуму подброс оружия при стрельбе. Силу отдачи снижал массивный компенсатор-пламегаситель, крепившийся на дульной части ствола. Прицельные приспособления состояли из закрепленной на стволе мушки и размещенном на ствольной коробке регулируемом апертурном целике . Для установки поправки на дальность нужно повернуть штангу стойки прицела и совместить отметку дальности с риской на стойке. При десантировании стойки прицела и мушки складывались. Оружие также могло оснащаться оптическим прицелом Gw.ZF.42, при этом автоматическая винтовка становилась снайперской. Для ведения ближнего боя винтовка снабжена неотъемным четырехгранным игольчатым штыком, который в походном положении откидывается назад и располагается параллельно стволу. Специально для FG42 был разработан 30 мм винтовочный гранатомет «Gewehrgranatengerat-2», который крепился при помощи резьбы на дульную часть ствола. Гранатомет мог стрелять на дистанцию до 250 м ружейными осколочными и противотанковыми кумулятивными гранатами. Боекомплект FG42 включал 8 магазинов, которые размещались в специальных нагрудных подсумках.

Независимо от модели, пожалуй, главной отличительной особенностью винтовки FG42 были форма и увеличенные размеры патронника, который от обычного патронника автоматической винтовки Вальтера G41 отличался увеличенным диаметром первого конуса и своеобразными очертаниями второго конуса (ската), состоящего из начального конуса, цилиндра и конечного конуса. Благодаря этому объём патронника увеличился на 6,63%, что повлекло за собой снижение максимального давления пороховых газов в среднем на 13,3% и начальной скорости на 1,5%. Уменьшение давления облегчило экстракцию гильзы. Вместе с наличием дульного тормоза это позволило применить в FG42 стандартный мощный винтовочный патрон. Недостатком увеличения патронника стало наличие большого количества (около 30%) продольных трещин на стальных гильзах, что приводило к повышенному загрязнению механизмов винтовки. Не исключалась и возможность выгорания поверхности патронника. При стрельбе патронами с латунной гильзой этих проблем не возникало. Во время выстрела из FG42 гильза перештамповывалась и приобретала характерные очертания. Такие гильзы легко отличить на глаз по наличию двух конусов и по увеличенному диаметру.

Снайпер на огневой позиции с Fallschirmjagergewehr 42

Герман Геринг убеждал лично Гитлера о необходимости такого оружия, как винтовка FG42 для немецких парашютистов. Однако отрицательные мнения командования Вермахта затягивали ее принятие на вооружение. Прорывом явился успех в операции «Дуб», проводившейся 12 сентября 1943 года, когда спецгруппа из 26 парашютистов-егерей из особого отряда специального назначения СС и 90 десантников из учебного парашютно-егерского батальона 7-го парашютного полка, под общим командованием начальника отдела 6-С (террор и диверсии) VI управления РСХА (внешняя политическая разведка) гауптштурмфюрера СС Отто Скорцени высадилась на планерах в труднодоступном районе горного массива Гран-Сассо и освободила находившегося в заключении в отеле «Кампо Императоре» Бенито Муссолини. Вся операция продолжалась не более четырех минут и прошла без единого выстрела. Парашютисты тогда были вооружены помимо пистолетов и пистолетов-пулеметов новейшими автоматическими винтовками FG42. В результате отношение к этому оружию резко стало положительным. Имея на руках все данные по применению этого оружия, Геринг в личной беседе с Гитлером сумел доказать необходимость принятия для ВДВ винтовки FG.42. Наконец, в августе 1944 года, пройдя нелегкий путь испытаний, автоматическая винтовка FG42 была запущена в массовое производство.

FG42 не стала массовым оружием, даже в сравнении со штурмовой винтовкой Stg.44, выпуск которой был начат также к концу войны. Небольшие партии были поставлены для вооружения «Зеленых дьяволов» из 1-й и 4-й парашютно-егерских дивизий, воевавших в Италии. FG42 использовались 2-й и 3-й парашютно-егерскими дивизиями, сражавшимися в северной Франции во время высадки союзников в Нормандии. Однако самой знаменитой главой в истории боевого применения FG42 стала последняя наступательная операция немцев на Западном фронте - при контрнаступлении в Арденнах. FG42 были на вооружении особой боевой группы фон Хейде, включавшей 1200 егерей-парашютистов, которая получила задание занять и удерживать проходы через труднодоступный горный перевал Эйфель для обеспечения продвижения соединений 6-й танковой армии на Льеж. В результате этих боев винтовки FG42 заслужили самые лучшие оценки немецких десантников. Этим оружием в основном снабжали лучших стрелков, использовавших винтовки в качестве снайперского оружия, или старших офицеров-десантников. FG42 не была официально принята на вооружение, однако стала неотъемлемым спутником «зеленых дьяволов», как называли немецких десантников англо-американские войска.

Автоматические винтовки Fallschirmjagergewehr 42 первой и второй моделей

Большая часть произведенных парашютно-десантных винтовок FG42 досталась странам-победителям. После окончания Второй мировой войны это оружие было обнаружено в Дрездене, Эссене, Штутгарте, Вольфсбурге, в Арденнах и под Гаагой. Это свидетельствует о том, что FG42 выдавалось вновь сформированным подразделениям парашютно-десантных войск, отправлявшихся на северный участок Западного фронта, и частично бойцам, присягнувшим рейхсканцлеру Карлу Деницу. Новые автоматические винтовки фирмы Krieghoff поставлялись в наиболее горячие участки фронта. Некоторыми экземплярами FG42 в частности были вооружены наиболее опытные бойцы войск СС, защищавших Берлин в мае 1945 года. После войны различные элементы конструкции, наработки и концепция FG42 были использованы в различных странах мира, к примеру, в Великобритании – EM-1 и EM-2, Чехии – Cisla, Швейцарии – прототипы штурмовых винтовок, СССР – при проектировании различных образцов стрелкового оружия.

В США конструкция FG42 вместе с системой подачи ленты MG-42 послужила основой для опытного пулемета T44. Позже отдельные элементы конструкции, компоновки частей и механизмов, и отдельные элементы дизайна были использованы при проектировании первого американского единого пулемета под патрон.30-06, далее на основе этих работ были созданы образцы T161 и Т161Е2 под патрон 7,62×51. Пулемет Т161Е2 в итоге был принят на вооружение армии и ВМФ США под обозначением M60 в 1957 году. В Западной Германии вновь создаваемые после войны вооруженные силы нуждались в едином основном образце пехотного стрелкового оружия, взамен пестрой массы из магазинных и самозарядных винтовок различных систем. В результате, в сентябре 1958 года Rheinmetall в Дюссельдорфе разработала новый комплект чертежей автоматической винтовки FG42. Так как фирма уже не имела какой-либо документации, основой для нового комплекта стал образец под номером 0199, взятый в аренду у голландского коллекционера. В то время, в федеральной пограничной службе за вооружение отвечал Отто Шульце, тот самый «крестный отец» FG42 от Люфтваффе. Вновь выпущенные образцы FG42 отличались лишь гражданскими логотипами Rheinmetall. Однако это оружие снова не было принято на вооружение, но теперь уже главным образом по причине стандартизации вооружений НАТО и навязывания в то время американцами своего патрона 7,62×51 европейским государствам.


Воздуш­ные силы на то время, были неотъемлемой частью армии. Приход к власти нацистов, и дальнейшие милитаристские планы. потребовали перестройку войск. Для обеспечения большей эффективности, столь динамически развивающихся, выделили в отдельный род войск. На разных этапах развития в них входили

  • семь воздушных флотов
  • противовоздушная оборона (радарные, прожекторные и зенитные батареи), самая многочисленная часть ВВС более миллиона человек
  • воздушно-десантные части Fliegerdivision
  • авиа полевые дивизии Luftwaffen Feld Division (на их долю пришлись самые большие потери, некоторые формирования были уничтожены полностью)

Считается, что Германия была изобретателем па­рашютно десантных и планерных под­разделений в . На самом деле это не так. Еще в 1931 году СССР стал обладателем воздушно-десантных войск.
Взяв за основу подразделение (Fallschirmjager) парашютно-стрелковый батальон, по своей инициативе сформировал из него в 1936 г., 7-ую авиадесантную диви­зию (Fliegerdivision). По своей организации и предназначению бывшей первой в мире структуре ВДВ.

Наземные силы люфтваффе Германии десантники

Почти все серьезные участники Второй мировой войны, так же имели в составе вооруженных сил, свои авиадесантные час­ти.
Германия, в отличие от других участников Второй мировой войны, авиадесантные час­ти подчинялись командованию ВВС. У других же стран участников войны, парашютно-десантные части находились в подчинении сухопутных войск. Что в последствии так же произошло и в Германии. Авиа-полевые дивизии, не путаем с их с парашютистами, набирались из числа добровольцев несущих службу в люфтваффе. После разгрома под Сталинградом, их переподчинили все таки вермахту.

Парашютисты отлично себя зарекомендовали при вторжении в Норвегию в 1940 г., Бельгию и Голлан­дию. Самая знаменитая и удачно проведенная операция, против крепости Эбен­-Эмаэль. Была захвачена ранним утром, планеристами (десант осуществлен с планеров) практически без сопротивления со стороны бельгийской армии.
Обратите внимание на отличие, вторым награждались десантники "СС" и подразделение "Бранденбург 800".

Знак парашютист люфтваффе слева, справа квалификационный знак парашютист Вермахта

На гребне успеха применения парашютистов в 1940-1941 гг. со­юзники Германии, взяв за образец наземные войска люфтваффе их элитную составляющую десантников. Создали свои собственные воздушно десантные подразделения.
Немецкие десантники парашютисты носили ботинки на высокой резиновой по­дошве и специальный комбинезон на молниях. В 1942г. произошла смена стрелкового вооружения па­рашютно десантных войск. Основным личным оружием стала мощная автоматическая штурмовая вин­товка FG-42.

Хорошо вооруженный отряд парашютистов

Первоначально десантные операции име­ли небольшой масшта­б. По мере наращивания численности, впервые в мировой практи­ке, в бое­вых условиях массовое десантирование произвели при захвате Крита в мае 1941 г. С этого дня был поставлен крест, на массовых десантах. Десантная операция завершилась потерей 4000 парашютистов и более 2000 ранеными. Так же во время десантной операции было потеряно 220 самолетов.
Гитлер с прямотой заявил, «день парашю­тистов прошел». Некогда бывшими элитными войсками, они начали использоваться в качестве легкой пехоты. Поэтому и не было десантов в операциях за Мальту и Кипр.

элитное наземное подраз­деление люфтваффе предположительно Италия

Другое элитное наземное подраз­деление люфтваффе - танковая ди­визия «Герман Геринг».
В 1933 году создана как полицейская часть. По ходатайству Герма­на Геринга ее передают в 1935 г в люфтваффе. Постепенно укрупняясь, к началу военной компании на Вос­точном фронте имеет штат бригады.
После разгрома в Тунисе в 1943 г. бригаду преобразовали в танковую дивизию "Герман Ге­ринг". Переведенная в Польшу в 1944 г., она выросла в октябре этого года до танкового корпуса.

Десантники люфтваффе расчет Мг 34 начало войны

Дивизия "Герман Геринг" и воздушно-десантные части Fliegerdivision, составляли элиту люфтваффе.
По задумке Геринга, когда он решил создать свою армию, на подобии "СС". Набрав из добровольцев несущих службу в других структурах люфтваффе, сформировали авиа полевые дивизии.

12 авиа полевая дивизия Россия 1943 год

Получили полный антипод элите. Плохо вооруженные, слабо организованные имевшие слабых командиров. И неудачно введенных по времени, на арену боевых действий. Попали под удар наших армий, образующих котел вокруг Сталинграда. Где практически все и были разгромлены, некоторые в течении нескольких дней. Другие соединения авиа полевых дивизий испытали мощный прессинг наших армий пытавшихся срезать Ржевский выступ, так же полностью утратили боеспособность. Как результат, самые большие потери в люфтваффе, и отправка на борьбу с партизанами.
Позднее мы разберем каждое подразделение военно воздушных сил Германии более подробно.

В современном мире наступательные операции после артиллерийской подготовки, как правило, осуществляются с помощью выброса с самолетов воздушно десантных войск. Первую подобную операцию «Меркурий» немцы провели во время Великой Отечественной войны, сбросив в 1941 году во время захвата острова Крит. Но то, что должно было стать триумфом, неожиданно обернулось трагедией.

Захватить Крит

Весной 1941 года, когда до нападения на Советский Союз оставалось еще несколько месяцев в ставке Гитлера все чаще стали говорить о необходимости помочь союзной Италии в ее действиях в Африке и на Юге Европы. В итоге немцы решили провести военную операцию в Африке. Но вскоре после ее начала поняли, что воевать на другом континенте совсем не просто. Дело было не столько в сопротивлении войскам Вермахта государств Африки и противодействия англичан, сколько в отсутствии надежного тыла. Постоянные перебои с горючим, боеприпасами и провиантом ощущались буквально ежедневно. Немецкие караваны, идущие к Африке, топили английские корабли. При этом главной базой флота Великобритании в Средиземном море являлся остров Крит. Взять его нужно было, во что бы то ни стало. Для решения этой задачи фюреру предложили устроить не морской, а воздушный десант для захвата острова. Гитлер скептически отнесся к данному предложению, но после длительных уговоров все, же согласился.

Обреченный десант

Предполагалось, что на Крит будет выброшена живая сила 7-ой парашютной дивизии. Причем у немцев это была не первая подобная операция. Ранее силами этой 7-ой дивизии захватывались объекты в Норвегии, Голландии и Бельгии. Но, настолько масштабного выброса десанта немцы еще не проводили. На головы защитников Крита молниеносно должно было обрушиться около 10 000 парашютистов. Дополнительно с моря предполагалась высадка десанта, состоящего из 7 000 человек. У немцев не оказалось даже достаточного количества самолетов для проведения столь масштабной операции. Десант должен был быть доставлен до острова в три захода. Обороняли же Крит, по данным немецкой разведки всего 5 000 англичан. По предварительным расчетам они не могли продержаться и одного часа. Так думали немцы. В реальности на острове находился гарнизон из 40 000 прекрасно обученных солдат и офицеров. Данный факт резко менял расклад сил в случае воздушно-морской атаки на остров. Мало того, английская разведка узнала планы операции «Меркурий» за несколько дней до его начала и успела основательно подготовиться. Десант превратился в настоящую бойню. По самолетам били орудия ПВО острова, а парашютистов косили из пулеметов. К тому же парашютисты, по сути, были безоружными. Каждый из них имел лишь нож и пистолет. Автоматы и пулеметы они должны были получить уже на земле из сброшенных одновременно с десантом ящиков с оружием. Сделать этого они, разумеется, не смогли. Из 10 000 тысяч десантников до земли живыми добралось лишь 6 000. Но и их ждала грустная участь. Английские войска окружили их и теснили к скалам, чтобы сбросить в море.

Смертельная атака

Тем не менее, немцы не смирились с поражением. На остров в помощь стоявшим намертво остаткам десантников были брошены егеря и морской десант. Юнкерсы с егерями нагло садились прямо на английский аэродром. Их расстреливали. Самолеты горели, но из них под пулями выскакивали егеря и мгновенно вступали в бой. Ценой неимоверных потерь немцы, буквально чудом захватили аэродром. Началась переброска подкрепления с континента. Несмотря на численное превосходство, англичане вынуждены отступить, а спустя сутки эвакуироваться с острова. Операция завершилась, как и планировалось победой фашистов. Но цена, заплаченная за нее, оказалась слишком высока. Из 22 000 человек штурмовавших Крит погибло 6500 человек. В сторону острова за сутки вылетело 500 немецких самолетов, из которых сбили или сожгли на земле 270. Гитлер пребывал в ярости, но поделать ничего не мог…

Вооружение немецких парашютистов времен второй мировой войны

В любой армии мира парашютные подразделения или воздушно-десантные войска - это элита вооруженных сил. Вокруг них создан ореол непобедимости, храбрости. Эти подразделения формируются в основном из добровольцев, которые проходят через сито жесточайшего отбора по своим физическим и психологическим кондициям. Элитность десантников подчеркнута буквально во всем: в специальной экипировке, в вооружении, в названии, наконец.

Парашютисты Германии проходили серьезную и достаточно разностороннюю подготовку. Только после совершения шести прыжков десантнику выдавался нагрудный знак, символизирующий принадлежность к элите германской армии - парашютно-десантным подразделениям.

В экипировке парашютистов отличий от обычного пехотинца было еще больше, чем в вооружении. В первую очередь это касается шлема. При разработке парашютного стального шлема использовались данные, полученные при разработке стального шлема образца 1935 года и испытаний под кодовым названием «Вулкан фибер» (Vulcanfiber), которые проходили в 1933-34 гг.

Первая модель парашютного шлема получилась путем обрезания полей каски М35. Она имела дополнительные прорези для быстросъемного подбородочного ремня, который использовался при ношении каски в полевых условиях. Эта модель шлема начала выпускаться в 1936 году. Она красилась в серый цвет и имела две декали по бокам. С левой стороны это был летящий кондор, держащий свастику (эмблема «Люфтваффе»), а справа - германский триколор - черный, белый, красный. На каски появившихся в 1937 году армейских парашютно-десантных подразделений наносилась эмблема в виде армейского орла.

Однако парашютистов не удовлетворила надежность крепления подшлемника (использовался подшлемник обр. 1931 г.), который фиксировался в каске при помощи трех кнопок. Бывали случаи, когда во время прыжка потоком воздуха шлем просто срывало с головы парашютиста и он, теряя каску, приземлялся в одном подшлемнике. Это заставило немцев в 1937 г. модернизировать и шлем, и подшлемник. Из шлема была удалена прорезь для ношения в полевых условиях, вместо трех кнопочных креплений подшлемника были введены четыре отверстия под болты, в самих болтах имелись вентиляционные отверстия. Со временем крепежные болты видоизменялись. На самых первых образцах шлемов болты были медные, позже они стали производиться из стали, для удобства на головке болта появился шлиц. Спустя некоторое время болт стал алюминиевым. В конце войны исчезло вентиляционное отверстие в болте. Ремни каски регулировались по длине, а в подшлемнике появилась прослойка из пористой резины.

После появления второй модели каски парашютиста первая модель либо изымалась из войск, либо в нее ставился модернизированный подшлемник, который крепился на болтах. Интересно, что согласно инструкции «Люфтваффе» от 15 марта 1938 г. срок службы шлема ограничивался 15 годами. На сегодняшний день первая модель имеет огромную коллекционную ценность. Цена таких касок в каталогах достигает нескольких тысяч долларов. Достаточно редко встречается и вторая модель шлема с армейской декалью (сидящий орел с опущенными крыльями), так как такими касками был экипирован только один батальон, причем к 1 июня 1938 г. новое пополнение батальона уже имело на каске декаль «Люфтваффе», а с 1 января 1939 года армейский парашютный батальон был включен в состав «Люфтваффе».

В 1940 году изменения коснулись конструкции кожаного подшлемника, который выполнялся из цельного куска овечьей кожи. Теперь его стали кроить из двух частей, а в качестве материала стало возможным использовать свиную кожу.

Боевые действия в Голландии и Бельгии показали необходимость изменения окраса касок. Мокрая каска давала легко заметные блики, поэтому в соответствии с приказом от 12 июня 1940 г. стальные шлемы стали краситься в серо-голубой цвет, при этом краска смешивалась с песком и поверхность каски становилась шероховатой. Тем же приказом была отменена декаль триколора и был введен матерчатый камуфлированный чехол с шестью крючками для крепления на каске.

Для того, чтобы стропы парашюта при десантировании не цеплялись за экипировку, парашютисты перед прыжком одевали прыжковый комбинезон. Парашютный комбинезон выполнялся из прочной хлопчатобумажной ткани. Первый образец комбинезона десантников сухопутных войск был зеленого цвета. Он не имел отложного воротника и застегивался на две разъемные молнии, которые шли параллельно вдоль груди. С правой стороны груди нашивался орел - эмблема сухопутных войск. Парашютисты называли этот костюм «мешком для костей».

Комбинезон парашютистов ВВС отличался наличием отложного воротничка и коротких штанин. Вместо карманов сделаны прорези, через которые можно было попасть в брючные карманы. На груди вышивалась эмблема ВВС (пикирующий кондор). После 1940 года на комбинезонах появились разные варианты карманов (до этого их не было вообще). Большинство комбинезонов имели один нагрудный карман. А, например, во время операции на Крите парашютисты были одеты в комбинезоны, имевшие четыре кармана: два нагрудных и два набедренных.

Брюки парашютистов были серо-зеленого цвета, имели два боковых и два набедренных накладных кармана. С брюками носился обычный поясной ремень с пряжкой «Люфтваффе». Под коленями имелись прорези для фиксации накладных наколенников. На правой ноге ниже колена имелся карман для стропореза.

В состав экипировки парашютиста входили специальные прыжковые ботинки на толстой резиновой подошве. На первых моделях шнуровка находилась с внешней стороны ботинок, а после 1940 года стали выпускаться ботинки, которые зашнуровывались обычным способом - спереди. Сами ботинки были черными, но позже стали коричневыми.

Десантировались парашютисты в перчатках и с налокотниками. Перчатки парашютистов изготавливались из черной кожи и имели длинные эластичные манжеты, в которые для надежной фиксации на запястьях были вшиты стальные пружины. Применение наколенников и налокотников было обусловлено особенностями парашюта, который обеспечивал большую скорость снижения, причем подвесная система была сконструирована таким образом, что парашютист после раскрытия купола занимал не вертикальное положение, а был как бы наклонен вперед. Поэтому при приземлении десантник ударялся об землю коленями и локтями. По-видимому такое положение парашютиста было необходимо для уменьшения его проекции, видимой с земли, что затрудняло попадание в него. Большая скорость снижения должна была сократить время пребывания парашютиста в воздухе и, тем самым снизить вероятность его поражения. Купол парашюта выдергивался фалом (вытяжной парашют отсутствовал). Применение фала сокращало время раскрытия парашюта и позволяло прыгать с минимальных высот (от 60 метров).

Под комбинезоном парашютиста располагались специальные подсумки, которые перекидывались через шею и нижними концами крепились к поясному ремню. На них в 12 карманах могли размещаться 20 винтовочных обойм (100 патронов). Подсумки для парашютной винтовки FG42 по конструкции практически не отличались от винтовочных, но имели 8 карманов для магазинов к FG42. Подсумки под МР40 были рассчитаны на 3 магазина. На шею же вешался прорезиненный мешок, в котором размещался противогаз. Кроме того, на груди парашютиста крест-накрест вешались два матерчатых чехла для гранат М24. Каждый из них вмещал 3 гранаты. Парашютисты в шутку называли чехлы «спасательным жилетом».

На поясном ремне располагалась пистолетная кобура. Позже из-за того, что сразу после приземления пистолет было очень трудно достать из-под комбинезона, кобуру стали пришивать к комбинезону. Сзади на поясной ремень вешались фляжка, сухарница и штык с саперной лопатой. В зимнее время применялись стеганые костюмы и вязаные подшлемники. Костюм был светло-серого цвета (оборотная сторона - белая) одевался под прыжковый комбинезон.

Отношение десантников к своей форме было исключительно уважительным. Подчеркивая свою исключительность, принадлежность к элите вооруженных сил парашютисты не снимали прыжковые комбинезоны ни на парадах, ни на учениях, ни на фронте. Случалось так, что даже награды парашютисты получали в комбинезонах. Кроме того парашютисты нашивали на прыжковый комбинезон памятные нарукавные ленты, которые по уставу должны были носиться на кителе. Немецкое командование не препятствовало этому, так как все это повышало престиж десантных войск.

Информация отсюда.

В апреле-мае 1940 года немецкие парашютисты высадились на аэродромах Норвегии , захватили бельгийский форт Эбен-Эмаэль и мосты через канал Альберта. Всё это были тактические победы, хотя и обеспечившие успех вермахта на оперативном уровне. Но при подготовке майской кампании 1940 года немецкое командование разработало и более масштабную воздушно-десантную операцию. Ее целью стало обеспечение максимально быстрого захвата Голландии – страны с богатыми военными традициями, сильными укреплениями, современным вооружением и 240-тысячной армией.

Десантники впереди танков

Голландия не имела столь мощных укреплений, как бельгийские, но ее сердце было защищено сетью рек и каналов, а также заливом Зейдер-Зее. Голландская армия не планировала оборонять всю страну, рассчитывая укрыться за этими преградами – по традиции голландцы полагались более на воду, чем на сушу.

Чтобы добраться до Гааги (одной из главных целей наступления), соединениям правофланговой 18-й немецкой армии группы армий «Б» требовалось преодолеть нижнее течение Мааса, Ваала и Рейна. Для захвата мостов в Мурдейке (через Маас), Дордрехте (через Ваал) и Роттердаме (через Нижний Рейн) немецкое командование решило задействовать силы 22-й воздушно-десантной дивизии (22. Infanterie-Division (Luftlande)). Наконец, запланированная высадка воздушного десанта в самой Гааге давала шанс захватить военное руководство и правительство Голландии, обезглавив вражескую армию и заставив голландцев прекратить борьбу.

Общая схема немецкого наступления в Голландии
Источник – waroverholland.nl

В Мурдейке, Дордрехте и Роттердаме парашютисты должны были удерживать мосты до подхода с юга 9-й танковой дивизии, двигавшейся между Эйндховеном и Бокстелем. В случае успеха десантников для немецкой армии открывалась свободная дорога на Гаагу. Для операции предназначалась вся 22-я воздушно-десантная дивизии (16-й, 47-й и 65-й пехотные полки) общей численностью до 9500 человек. Кроме того, здесь должна была действовать основная часть 7-й авиационной дивизии – 1-й и 2-й парашютные полки (около 3000 человек). Десантникам предписывалось высадиться в ключевых пунктах вдоль шоссе от Мурдейка до Гааги, а также на аэродромах вокруг самого города.

Парашютами оснащались лишь 47-й и 65-й полки, которые должны были выбрасываться первыми для захвата взлетных полос, мостов и ключевых пунктов вражеской обороны. Подкрепление к ним доставлялось посадочным способом – на транспортных самолетах, которые предполагалось сажать на захваченные аэродромы или подходящие участки местности. Основной транспортной машиной являлся тихоходный Ju.52 – для операции выделялось лишь 430 таких самолетов, за один раз они могли взять порядка 5500 человек. Таким образом, переброска посадочного десанта требовала не менее трех рейсов. Кроме того, в боях против голландцев было задействовано свыше тысячи бомбардировщиков и истребителей – в том числе, двухмоторные Me.110, способные долго находиться в воздухе и оказывать поддержку десанту, атакуя наземные цели. В отличие от высадки в районах Эбен-Эмаэля и канала Альберта, использовать десантные планеры не предполагалось.

Высадка в Мурдейке

С мостами в деревне Мурдейк у немцев проблем не возникло – утром 10 мая они были захвачены 2-м батальоном 1-го парашютного полка под командованием капитана Прагера (численность – около 600 человек). К этому моменту Прагер уже был смертельно болен – у него диагностировали рак прямой кишки, и он буквально сбежал из госпиталя, когда узнал, что жить осталось недолго. 19 июня 1940 года Прагер был произведен в майоры, а 3 декабря умер.

Майор Прагер с Железным крестом
Источник – Chris Ailsby. Hitler"s Sky Warriors

В 5:40 по берлинскому времени парашютисты Прагера высадились на оба берега реки Голландше Дип (так именовалось устье Мааса), имевшей здесь около километра в ширину. Чтобы избежать разброса при посадке, десантники прыгали с очень малой высоты (около 200 м). Почти без боя они захватили оба параллельных моста – старый железнодорожный и шоссейный, построенный в 1936 году.

Мосты оборонял голландский пехотный батальон численностью около 350 человек при двух 57-мм пехотных пушках и двенадцати станковых пулеметах. В случае нападения немцев его должен был сменить 6-й пограничный батальон (750 человек), поэтому пехотинцы оказались не готовы к обороне и под немецкой бомбардировкой даже не успели занять окопы с южной стороны моста.

Мосты в Мурдейке. Немецкая аэрофотосъемка, север – внизу. С обоих концов моста видны купола спускающихся парашютов
Источник – waroverholland.nl

Впрочем, оборонять мост голландцы и не собирались – при наступлении противника его предполагалось взорвать, поэтому бетонные укрепления находились лишь на северной стороне реки и держали ее под обстрелом. В Мурдейке находилась трехорудийная 75-мм батарея – правда, одно из орудий оказалось неисправным. Для предотвращения преждевременного взрыва запалы из зарядов были вынуты, поэтому мосты достались немцам неповрежденными. В боях за мосты и деревню голландцы потеряли 38 человек убитыми, у немцев погибли 24 парашютиста, еще около 50 были ранены. Из полутысячи голландских солдат, оборонявших район Мурдейка, 350 оказались в плену.

Дот у моста в Мурдейке, вооруженный 47-мм противотанковой пушкой и пулеметом. Он сопротивлялся целых шесть часов
Источник – waroverholland.nl

Около 17:00 захваченные немцами мосты пытались бомбить три легких голландских бомбардировщика «Фоккер» T.V (про другим данным – C.V) под прикрытием шести истребителей «Фоккер» D.XXI. Попытка потерпела неудачу – голландские самолеты были отогнаны истребителями «Мессершмитт» Bf.110 из 1-й группы 1-й эскадры тяжелых истребителей. В ходе кратковременного боя один бомбардировщик был подбит и пошел на вынужденную посадку, оба летчика спаслись.

Следующим стал налет четырех легких бомбардировщиков «Фоккер» C.X, под прикрытием которого перешел в атаку наконец-то подошедший сюда с юга 6-й пограничный батальон. Пограничникам удалось приблизиться на 500 м к мосту, но затем они были отброшены назад (при этом немцы потеряли убитым одного унтер-офицера). Наконец, в 18:30 по мосту открыли огонь береговые батареи, размещенные у Хуксваарда, в 8 км к западу – одна 125-мм и три 75-мм. Из-за плохой корректировки стрельбы нанести мосту существенные повреждения не удалось, зато от снарядов погибло несколько мирных жителей. В итоге голландцы прекратили стрельбу, решив подготовить атаку на следующее утро…


Мост в Мурдейке, вид с немецких позиций 10 мая 1940 года
Источник – waroverholland.nl

Дордрехт: гибель 3-й роты

Одновременно с высадкой в Мурдейке на шоссе между Мурдейком и Дордрехтом были выброшены основные силы 1-го батальона 1-го парашютно-десантного полка под командованием гауптмана Эриха Вальтера – 2-я и 4-я роты, медицинская рота, взвод связи и штаб полка. Здесь же находился командир полка полковник Бруно Бройер. Задачей этой группы было перехватить шоссе на Дордрехт и организовать командный пункт дивизии для координации действий всех высаженных сил. 1-я рота 1-го батальона в это время находилась в Норвегии, поэтому южнее Дордрехта высаживались всего 400 его бойцов (еще 200 человек составляли полковые и дивизионные подразделения).

Район между Мурдейком и Дордрехтом и места высадки парашютистов вдоль шоссе
Источник – waroverholland.nl

Высадка на шоссе в целом прошла успешно, хотя парашютисты оказались разбросаны на большой территории, и им потребовалось много времени, чтобы собраться. А вот в самом Дордрехте, где выбрасывалась 3-я рота 1-го батальона, у немцев начались неудачи. По данным разведки, гарнизон города составлял около 500 человек, но в действительности он оказался втрое большим. Здесь размещался 1-й батальон голландского 28-го пехотного полка, усиленный еще двумя ротами, а также некоторое количество других подразделений, принадлежавших к различным военным структурам. Из артиллерии у голландцев имелись лишь две 47-мм противотанковые пушки. Комендантом гарнизона был подполковник Йозеф Муссерт, приходившийся старшим братом лидеру голландских нацистов Антону Муссерту, поэтому многие офицеры не доверяли своему командиру.


Мосты через Ауде-Маас (Старый Маас) между Дордрехтом и Звейндрехтом
Источник – waroverholland.nl

Сектор Дордрехта подчинялся командующему «Крепостью Голландия» генералу Яну ван Анделю – это создавало проблемы во взаимодействии с соседними секторами, имевшими другое подчинение. Дело в том, что территория к югу от Дордрехта входила в сектор Кил, ему же подчинялась и вся расположенная на ней артиллерия: три батареи 125-мм орудий из 14-го артполка и две батареи новых 75-мм полевых орудий из 17-го артполка (последние были размещены совсем рядом с мостами).

Непосредственно мосты прикрывались четырьмя дотами – двумя артиллерийскими (с пулеметом и 50-мм противотанковой пушкой каждый) и двумя пулеметными; охрана мостов насчитывала 275 человек.


Мосты в Дордрехте, немецкая аэофотосьемка
Источник – waroverholland.nl

3-я рота должна была приземлиться на оба берега реки Ауде-Маас. Ее 3-й взвод (36 человек), выброшенный на северной стороне реки, сумел подавить сопротивление охраны на своем берегу, занять оба моста и прикрывавшую их позицию зенитных пулеметов. Однако основная часть 3-й роты приземлилась слишком далеко от цели, а главное – рядом с казармами голландцев в полутора километрах восточнее мостов. Здесь разгорелся тяжелый бой, голландцы подтянули свежие силы. В итоге 3-я рота была разгромлена, ее командир погиб. Немцы потеряли 14 человек убитыми, 25 парашютистов пропали без вести, еще около 80 попали в плен. Лишь десяти десантникам удалось пробиться на север и присоединиться к 3-му взводу, продолжавшему отчаянно драться на мостах.

Успехи графа фон Блюхера

Тем временем основная часть 1-го батальона, наконец, собралась воедино. Потери при высадке оказались небольшими – пропал лишь минометный взвод 4-й роты (позже оказалось, что он по ошибке был выброшен в районе Эйпенбурга). Более того, рассеивание парашютистов по большой территории обернулась неожиданным и анекдотичным успехом. Часть десантников к своему огромному удивлению приземлилась на позициях голландской артиллерии у деревни Твееде Тол. Пушки никем не охранялись – артиллеристы мирно спали в своих казармах. До 10 часов утра голландцы безуспешно пытались отбить свои пушки, понеся при этом серьезные потери. Часть 75-мм орудий немцы сумели использовать в последующих боях.


План Дордрехта
Источник – waroverholland.nl

К 10 часам утра полковник Бройер собрал свои силы на шоссе и начал наступление на Дордрехт. Обнаружив, что основные голландские силы сосредоточились в парке возле поместья Амстелвийк (у шоссе южнее города), Бройер выслал вперед небольшую группу под командованием лейтенанта графа Вольфганга фон Блюхера. Группа Блюхера обошла поместье с тыла и неожиданно атаковала его, стреляя и бросая гранаты. Среди голландцев возникла паника – воспользовавшись ей, немцы атаковали поместье с юга вдоль шоссе. Деморализованный голландский гарнизон был разбит, потеряв 25 бойцов убитыми (еще 75 человек, включая командира батальона, попали в плен). Немцы потеряли 5 человек убитыми и захватили несколько бункеров, прикрывавших подходы к Дордрехту с юга.

Следующий укрепленный пункт голландцев, находившийся в школе возле шоссе, сдался после обстрела из минометов – в плен попало около сотни голландских саперов, немцы потеряли убитыми четырех человек. Около полудня десантники, наконец, вышли к мосту, отчаянно обороняемому остатками 3-й роты.


Схема боев в Дордрехте 10 мая 1940 года
Источник – waroverholland.nl

Теперь мосты в Мурдейке и Дордрехте прочно удерживались немцами, однако связь между ними отсутствовала – во второй половине дня сильный голландский отряд из сектора Кил (две роты 2-го батальона 28-го пехотного полка и рота из 1-го батальона 34-го полка, усиленные пулеметами) переправился с соседнего острова и занял оставленный немцами Амстелвийк. Теперь основные силы десантников сосредоточились в трех точках – мостах в Мурдейке, мостах в Дордрехте и деревне Твееде Тол между ними. Теперь главной задачей немцев стало удержание занятых позиций под атаками многократно превосходящего противника.

В ночь с 10 на 11 мая командир воздушно-десантного корпуса генерал-лейтенант Курт Штудент распорядился перенаправить к Дордрехту часть резервов, предназначенных для выброски в районе Роттердама. В частности, здесь должны были высаживаться одна из рот 16-го пехотного полка, взвод противотанковых орудий, батарея 75-мм гаубиц и половина саперной роты.

Высадка у Роттердама

Высадка в районе Роттердама оказалась не столь успешной. Первой здесь должна была приземляться группа обер-лейтенанта Германа-Альберта Шрадера – 120 человек из 11-й и 12-й рот 16-го пехотного полка и 22-го саперного батальона, переброшенные на двенадцати гидросамолетах He.59. Их задачей было занять четыре моста через Ньиве-Маас, соединявших южную и северную части города, а также находящийся посреди реки остров Ноордэрейланд.

Почти одновременно 3-й батальон 1-го парашютного полка (9-я, 11-я и 12-я роты) под командованием майора Шульца и 2-й батальон 2-го парашютного полка (без 6-й роты) выбрасывались на аэродром Ваалхавен. 650 человек первой волны должны были занять аэродром и в течение 45 минут подготовить его к приему самолетов со второй волной десанта. Вторая волна высаживалась в 5:30 по берлинскому времени, в нее входили основной состав 16-го полка, часть 2-го батальона 2-го парашютного полка, два батальона 72-го пехотного полка 46-й дивизии, а также дивизионные части 22-й дивизии, включая две роты противотанковых орудий, батарею из шести легких зениток и три батареи 75-мм горных орудий. Кроме того, один взвод 11-й роты выбрасывался в районе стадиона и должен был направиться на помощь десантникам, занявшим мосты. Воздушное прикрытие высадки и последующее патрулирование над аэродромом осуществляли тяжелые истребители «Месершмитт» Bf.110 оперативной группы генерал-майора Рихарда Путциера из состава 2-го воздушного флота.

Перед высадкой аэродром с бреющего полета атаковали бомбардировщики He.111, ведомые самим командиром бомбардировочной эскадры KG 4 полковником Мартином Фибигом. Их задачей было подавить огневое сопротивление, но при этом сохранить в целости взлетную полосу и аэродромные сооружения, поэтому атака велась легкими 50-кг бомбами. Большой аэродром Ваалхавен до войны использовался, в основном, как гражданский, поэтому его противовоздушная оборона была относительно слабой – 12 тяжелых зенитных пулеметов, два 20-мм автомата и семь 75-мм зенитных орудий, боеприпасы которых позволяли вести огонь на дистанции не менее 1000 м. Зато на аэродроме находилась эскадрилья тяжелых истребителей «Фоккер» G.1 (аналогов немецкого Bf.110).

Высадившись с гидросамолетов, десантники захватили мосты, однако занять плацдарм на северном берегу им так и не удалось. Правда, и голландцы не сумели сбить врага с позиций, несмотря на артподдержку канонерской лодки Z-5 и миноносца TM-51.

Бой за Ваалхавен

Немецкие самолеты атаковали аэродром Ваалхавен около 4 часов утра. Первыми же бомбами были выведены из строя три «Фоккера» G.1, еще один оказался неисправен, но восемь машин все же смогли взлететь. Они нанесли немцам огромный урон, сбив как минимум восемь бомбардировщиков, три истребителя и два транспортных «Юнкерса». Голландцы потеряли в этом бою всего два самолета – один был сбит и упал в реку, другой получил повреждения и совершил вынужденную посадку в поле. Однако в ходе боя голландские истребители израсходовали все топливо, были вынуждены садиться где попало и в итоге потерпели крушение или попали в руки немцев. Уцелел лишь один истребитель, который дотянул до аэродрома Де Коой в Ден-Хелдере на севере Голландии.


Мост Виллемсбург в центре Роттердама, захваченный немецкими десантниками утром 10 мая 1940 года
Источник – waroverholland.nl

Высадка парашютистов началась около 4:45. Аэродром оборонял 3-й голландский егерский батальон – 750 человек при двенадцати тяжелых пулеметах и двух танкетках «Карден-Ллойд». Он также оказал сильное сопротивление немецким парашютистам, нанеся им серьезные потери. Положение спасли прикрывавшие высадку тяжелые истребители Bf.110 – они проштурмовали позиции зенитной артиллерии и заставили ее прекратить огонь. После этого десантники совершили отчаянный бросок и заняли позиции голландских зенитчиков. Решающим стал захват в плен голландского майора, командира авиабазы – под дулами немецких пистолетов он отдал своим солдатам приказ сдаваться, и большинство подразделений его исполнили. Часть голландцев отошла к Роттердаму.

Пусть и не без трудностей, но аэродром в итоге был занят. Тотчас же здесь начали садиться транспортные машины с бойцами 3-го батальона 16-го воздушно-десантного полка. 11 мая около 9 часов утра для осуществления непосредственного руководства войсками на Ваалхавен прибыл генерал-лейтенант Штудент. Ближе к вечеру сюда была переброшена по воздуху 7-я артиллерийская батарея 22-й дивизии, всего за день на аэродром посадочным способом было доставлено около тысячи человек.

Прибывшие подкрепления Штудент сразу же отправил к мостам через Рейн – два из них уже контролировали немецкие десантники, еще два находились под их обстрелом. Однако продвинуться дальше на север немцам не удалось – более того, части голландской морской пехоты выбили десантников из нескольких высотных домов на северном берегу реки.

Тем временем противник перешел в контратаку. Голландская артиллерия начала обстрел Ваалхавена, с моря ее поддержала канонерка «Мориц ван Нассау», а направленные сюда свежие пехотные подразделения попытались выбить немецких парашютистов с аэродрома. Более того, уже через полтора часа после начала немецкой высадки аэродром пытались бомбить пять бипланов «Фоккер» C.X. Два из них были повреждены истребителями Bf.110 и совершили вынужденную посадку, однако сброшенные бомбы легли на группу немецких транспортных самолетов и повредили несколько из них. Около полудня налет повторился – теперь аэродром атаковали три двухмоторных «Фоккера» T.V из 1-й эскадрильи 1-го голландского авиаполка. Уже отбомбившись, они были перехвачены «Мессершмиттами» Bf.109 , которые сбили две машины из трех.


Немецкие десантники из 3-го батальона 1-го парашютного полка в Ваалхавене, 10 мая 1940 года
Источник – I. M. Baxter, R. Volstad. Fallschirmjuger. German Paratroopers from Glory to Defeat 1939–1945

Во второй половине дня против Ваалхавена были направлены английские самолеты – разрешение на их использование было дано британским Военным кабинетом после отчаянных просьб голландского правительства. Первыми аэродром атаковали шесть тяжелых истребителей «Бленхейм» IVF из 600-й эскадрильи, однако они не добились никаких результатов (при этом было потеряно пять машин). Командир единственного вернувшегося «Бленхейма» сержант Митчелл доложил, что аэродром прикрывают двенадцать двухмоторных «Мессершмиттов». Несколько позже Ваалхавен атаковали восемь «Бленхеймов» бомбардировочной модификации из 15-й эскадрильи: они уничтожили на земле восемь транспортных самолетов и потерь не понесли – из-за нехватки горючего немецким истребителям пришлось вернуться на свою базу.

Уже в ночь с 10 на 11 мая Ваалхавен бомбили 36 бомбардировщиков «Веллингтон» из британского Бомбардировочного командования. Они обрушили на аэродром 58 т бомб: часть из них упала на аэродром, вызвав там пожары, другая обрушилась на жилые районы за его пределами (погибло как минимум двое голландских солдат и неопределенное число мирных жителей). Прочие результаты этого налета неизвестны, однако очевидно, что ночью, действуя по точечным целям, вряд ли можно было добиться больших успехов. За весь день 10 мая немцы потеряли до тридцати самолетов (из них четырнадцать Ju.52 на аэродроме), погибло 20 десантников и примерно столько же летчиков. Потери голландской авиации составили 11 тяжелых истребителей, 2 средних и 2 легких бомбардировщика; погибло 58 солдат, еще около 600 попало в плен. Англичане потеряли шесть двухмоторных «Бленхеймов».

К исходу первого дня операции немецкие десантники удерживали позиции в левобережной части Роттердама и мосты через Ньиве-Маас, однако их положение оставалось крайне ненадежным. Голландские войска в городе и его окрестностях насчитывали в общей сложности до 7000 человек и готовились к контратаке…

Литература:

  1. Д. М. Проэктор. Война в Европе, 1939–1941 гг. М.: Воениздат, 1963
  2. А. Гове. Внимание – парашютисты! М.: Издательство иностранной литературы, 1957
  3. Д. Ричардс, Х. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне 1939–1945 гг. М.: Воениздат, 1963
  4. Б. Кверри, М. Чаппел. Германские парашютисты, 1939–1945. М.: АСТ, Астрель, 2003
  5. А. Степанов. Пиррова победа Люфтваффе на Западе // История Авиации, 2000, №3
  6. Ю. Пахмурин. MLD идет на войну. Морская авиация Голландии на защите метрополии // Морская война. Люди, корабли, события, 2008, №2
  7. Simon Dunstan. Fort Eben Emael. The key to Hitler’s victory in the West. Osprey Publishing, 2005 (Fortress 030)
  8. Chris McNab. Fallschirmjager. Nemecti vysadkari. Praha: Svojtla & Co, 2003
  9. I. M. Baxter, R. Volstad. Fallschirmjuger. German Paratroopers from Glory to Defeat 1939–1945. Concord Publishing, 2001 (Concord 6505)
  10. Chris Ailsby. Hitler"s Sky Warriors. German Paratroopers in Action 1939–1945. London: Brown Partworks Ltd, 2000